Бригада десантника Головина

Бригада десантника Головина

01.11.2013 0 Автор Администратор

Конец октября, скупое осеннее солнце, желтые рулоны сена, такого же цвета трава по склонам логов… Тепло и тихо. Это удивительный миг, когда все замерло в ожидании зимнего безмолвия, наслаждаясь последними теплыми днями. За Семинским перевалом в Теньге не было нудного дождика, там природа дала возможность крестьянам спокойно и обстоятельно подготовиться к долгой зимовке.

— Было поначалу опасение, что не сможем заготовить нужное количество кормов, — рассказывает председатель СПК «Племзавод «Теньгинский» Владимир Шадрин. – Но осенью установилась погода, трава созрела и мы накосили сена достаточно, с запасом даже.

Рассказывая об этом, Владимир Георгиевич периодически выходит из машины, чтобы открыть многочисленные ворота. У него, как у рачительного хозяина, все огорожено, складировано, каждая вещь на своем месте. Уже более 30 лет он бессменно руководит большим хозяйством, которое включает в себя племенной завод, маральник, около двух тысяч овец, табун коней, мясное стадо крупно-рогатого скота, пахотные и сенокосные угодья, более 2,5 тысячи гектаров своей земли и плюс 3,5 тысячи — арендуемой у лесного фонда для ведения маралодства.

— Николай Маркович Головин, бригадир мараловодов, — у нас легендарная личность, — улыбается Владимир Георгиевич. – Я почему-то хорошо запомнил, как он приехал к нам в 1985 году на мотоцикле с женой. Сначала определили его в пчеловоды… Кстати, вот и сам Головин на тракторе едет, сено повез маралам.

Остановились, подождали, когда синий «Беларус» подъедет поближе. Из кабины выскочил крепкого сложения человек с белой бородкой, из-под ворота рабочего камуфляжного костюма — треугольник бело-голубого тельника. Широко улыбнувшись, поздоровался со всеми.

Николай Головин родился в селе Коргон Усть-Канского района, потом семья переехала в Алтайский край, где он окончил школу и был призван в Вооруженные силы. Службу проходил в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку, дислоцированном в Рязани.

— Меня перед армией еще и на Украину к родственникам закинуло, — рассказывает Николай Маркович. — Но возвращаться туда не хотелось, а тянуло сюда, в родные алтайские горы. В общем, демобилизовался и поехал на родину. До Усть-Кана не доехал, остановился в Теньге.

Приняли меня пчеловодом, стал работать, но здешние места не очень пригодны для медосбора. Как следствие — маленькая зарплата, семью содержать не хватало. Я же кормилец, мужик, а тут не могу своих обеспечить. Пошел к начальству, к Владимиру Георгиевичу, с просьбой о переводе.

По дороге на маральник председатель СПК сказал: он сразу приметил работоспособность и сообразительность нового сотрудника. Как и у всех выросших в селе советских мальчишек, у Николая было несколько специальностей, в том числе и механизатора.

Раньше совхоз много строил, и поэтому работало несколько строительных бригад. Головину дали трактор, на котором он возил пиломатериал. Через некоторое время Шадрин пригласил его к себе и предложил стать управляющим одной из худших ферм. Помня о девизе своего 137-го гвардейского полка «Нет задач невыполнимых!», Николай Головин согласился и за короткое время вывел ферму из числа отстающих.

В начале 90-х годов все крупные хозяйства республики встали перед выбором: выживать или закрываться. В СПК «Теньгинский» решили не ждать, когда государство повернется лицом к крестьянам, а освоить новую доходную отрасль — мараловодство. Начинать было не с чего, никогда раньше в этих местах не держали маралов. Дело новое, ответственное, и его поручили Головину. Привычно вспомнив «Нет задач невыполнимых!», Николай Головин отправился на стажировку в хозяйство знаменитого мараловода Героя Социалистического Труда Петра Фатеевича Попова. Целый год прожил он в Карагае, наблюдая за работой Попова.

— Петр Фатеевич мне сказал: смотри все, что хочешь, спрашивай обо всем и учись, — продолжает свой рассказ Николай Маркович. – Я как работник его бригады трудился наравне со всеми. Только мне надо было все запомнить, учесть нюансы и познать секреты этого нелегкого дела. До сих пор вспоминаю советы Петра Фатеевича, очень ему благодарен за знания, отношение к своему делу, которые он мне дал. Своим ребятам из бригады постоянно рассказываю о Попове.

В декабре 1990-го в хозяйство завезли первую партию маралов из Карагая и начали работать. А в 1992-м бригада мараловодов «Теньгинского» провела первую срезку пантов.

Надо заметить, что заветы легендарного Попова легли на благодатную почву. Николай Головин не только овладел всеми премудростями специальности, но и, имея пытливый ум, сметку и сообразительность, внес несколько новшеств, которые позволили значительно облегчить труд мараловода. Так, например, бригада Головина первой применила электроножовку для резки рогов. Кроме того, усовершенствовался сам процесс варки, для этого применяется электрическая лебедка. Если раньше вся бригада по команде опускала рога в чан и вынимала, то сейчас в этом процессе заняты всего три человека. Также они сконструировали механическую подачу различных видов кормов маралам.

Со временем все это принесло свои плоды. Сейчас хозяйство поставляет на мировой рынок высококачественную продукцию.

— Обидно, что наш труд зависит от прихоти покупателей и рыночной конъюнктуры, — сетует бригадир Головин. – Мы свое дело делаем хорошо, днем и ночью, зимой и летом ухаживаем за стадом, но цена на панты не зависит от нашего труда. Впрочем, мы особо и не вдаемся в тонкости рынка, нам других забот хватает. Тем более работа интересная, ведь имеем дело с одним из самых красивых животных на земле. У них у каждого свой характер и норов, наблюдать за ними, изучать их — одно удовольствие.

Надо заметить, что мараловоды в СПК «Теньгинский» получают очень достойную для села зарплату. Поэтому работники держатся за свое место и трудятся на совесть.

Николай Маркович пригласил в помещение зимней стоянки бригады попить чаю. В комнате, где стоят кровати для дежурной смены, о чем-то вещал телевизор.

— Поговорили с Владимиром Георгиевичем, он дал добро на покупку спутниковой тарелки, — разливая чай, говорит бригадир. — Мы быстро двух коней закололи, мясо сдали и на второй день уже смотрели телевизор.

За чаем началась беседа на различные темы.

— Нам много и не надо, — продолжил Николай Маркович,- жить и работать на своей земле, кормить людей. Вообще деревенские люди непритязательны, но это не значит, что им не надо помогать.

Наш мир особый, патриархальный. Вот живет у нас в Теньге человек, он уже на пенсии. Так получилось, что в армию по болезни не попал. Жил и работал в селе, а потом как-то сказал нам: «Мужики, свозите в Бийск, хоть на поезд посмотрю». Свозили, показали. Успокоился, так и дальше живет.

Прав Николай Головин в том, что сельский мир особый и очень хрупкий. Он — опора нашей страны, соль земли, как говорили раньше.

Сергей АДЛЫКОВ.
Фото автора.

маральник2 маральник3 маральник4.1 маральник4 маральник1