Виктор Ромашкин: «Скрывать мне нечего, я всегда открыт людям»

Виктор Ромашкин: «Скрывать мне нечего, я всегда открыт людям»

01.09.2014 0 Автор Администратор

Виктор Васильевич Ромашкин — первый секретарь республиканского комитета КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госсобрании — Эл Курултай, заведующий кафедрой теории и истории государства и права ГАГУ. Чуть ли не тридцать лет земляки доверяли ему защищать свои права и интересы в депутатском корпусе сначала города, затем Госдумы РФ и во всех пяти созывах парламента Республики Алтай.
Ромашкин работал в комсомольско-партийных органах Горно-Алтайска, руководил производственным жилищно-эксплуатационным трестом, в правительстве республики был министром имущественных отношений. Он кандидат юридических наук. В настоящее время является зарегистрированным кандидатом на должность Главы Республики Алтай, Председателя Правительства Республики Алтай.

Виктор Ромашкин

— Виктор Васильевич, по характеру вы скорее человек мягкий, неконфликтный, очень сдержанный, ровный по отношению к разным людям. Как же вам удавалось и удаётся быть лидером на протяжении всей вашей жизни? Умеете убеждать?
— Знаете, ведь убеждают вера в правоту своих поступков и принципов, трезвый расчёт и разумные предложения. Ни в коем случае не крик, не истерика и не выпячивание собственного «я». Если студентом меня выбрали секретарём комитета комсомола института, а в летний период назначали командиром студенческого стройотряда, то только потому, что я учился на совесть и работал нормально, никогда не ловчил и не давал себе поблажек. Иначе разве считался бы кто со мной в студенческой среде? И когда возглавлял комсомол Горно-Алтайска, а позже был управляющим производственного жилищно-эксплуатационного треста города, всегда прежде всего думал о людях, так сказать, налегал на проблемы, от решения которых зависела нормальная жизнь земляков. В годы работы в тресте удалось, например, добиться выделения тридцати квартир сотрудникам. Много сил и энергии тогда понадобилось, чтобы завести в квартиры горожан горячую воду. К слову сказать, у меня в квартире централизованной горячей воды нет до сих пор. Как-то, знаете, совесть не позволила озаботиться прежде других о себе. Я был одним из тех депутатов Государственной Думы РФ, которые инициировали поправку в закон, отменяющую право депутатов Госдумы приватизировать служебные квартиры. А такое право было: и многие депутаты Госдумы первого и второго созывов им воспользовались. Это было законно, но, на мой взгляд, несправедливо по отношению к своим избирателям. Поэтому я не стал приватизировать служебную квартиру в Москве, а передал ее следующему депутату Госдумы.
А то, что я остался коммунистом и буду им до конца, — оттуда же: принципы и убеждения свои менять по курсу не привык, по партиям и объединениям, на потребу дня созданным, не бегал и бегать не намерен. Идеи социальной справедливости, служения благополучию и нравственному здоровью общества и народа, заложенные в основе коммунистической морали, ведь никто не отменял. Да и отменить не сможет, потому как человечество всегда, во все века и при любом строе, стремилось к справедливости, благоденствию и равноправию. Моя готовность отстаивать идеалы и принципы человечности, не оглядываясь на сильных мира сего, видимо, и вызывает доверие у людей. Причём не только у соратников по партии, но и у других земляков.
— Видимо, поэтому вы уже много лет в депутатах, это ж далеко не в каждой судьбе случается…
— Ну, как сказать, тут лучше людям, моим избирателям, слово дать. Ведь противники КПРФ любят посудачить: вот, мол, Ромашкин на плечах партии в депутаты въезжает. При этом почему-то не помнят, что я трижды побеждал на выборах депутатов республики по одномандатным округам. Соперниками у меня были серьезные люди.
И когда в депутаты Госдумы РФ избирался, тоже была серьёзная борьба. Да и когда после развала Советского Союза коммунистам и КПРФ было легко? Вспомните, Ельцин одно время даже вообще партию вздумал запретить. Вот только стремление народа жить по человеческим нормам добра и справедливости запретить невозможно. Потому и тянутся люди к КПРФ, выбирают её членов, истинных коммунистов, в депутаты, на руководящие должности. Два созыва я возглавлял в Курултае комитеты на постоянной основе, причём в первый раз по предложению В.И. Чаптынова.
— Но вы ведь и в правительстве Лапшина работали, даже были его замом. Выходит, руководители республики видели в вас надёжного сподвижника и крепкого профессионала?
— Горный Алтай с юности стал моим домом, я чувствую внутреннее родство с его жителями. И всегда был и буду соратником в добрых делах развития и приумножения экономического и социального потенциала моей республики. Когда после победы на выборах М.И. Лапшин заявил, что не возьмёт в новый состав никого из старого правительства, возникла проблема, кого поставить во главе комитета по управлению государственным имуществом республики. Желающих было немало, но устраивающая и главу, и депутатов кандидатура не находилась. В отличие от многих претендентов ни я, ни другие представители КПРФ не ходили и не выпрашивали должности. Лапшин сам пригласил и предложил мне должность председателя комитета. В то время этот комитет был наделен полномочиями и по управлению федеральной собственностью на территории республики. И федеральное же Минимущества потребовало, чтобы статус регионального госкомитета был поднят до министерства, а министр одновременно был и замом у председателя правительства республики. Когда кое-кто из окружения Лапшина стал претендовать на госсобственность, я был решительно против. В результате мне предложили заняться осуществлением реформы местного самоуправления в республике, кроме этого я стал полномочным представителем Главы и Правительства РА в Госсобрании.
Почему этого не хотят замечать и помнить, вопрос не ко мне. А сделано в ту пору было немало. Например, мы отбили попытки приватизировать Горно-Алтайское ПАТП, сохранили завод ЖБИ, не дали обанкротить и растащить Горно-Алтайский аэропорт, вернули в собственность республики пристройку к гостинице «Горный Алтай» и «Киви-Лодж». Решали вопросы передачи Горно-Алтайску земель Майминского района под жилищную застройку. Многие, наверное, помнят мою попытку привлечь сенатора Р.Р. Сафина за самовольную порубку деревьев при строительстве дачи на берегу Катуни. Заставили его осуществить посадку других деревьев.
Уверен: наши земляки всё видят и всё понимают. Время всё расставит на свои места, убеждён в этом. В 2002 году на инаугурации М.И. Лапшина губернатор Кемеровской области сказал, что Горно-Алтайск похож на разбомблённый Грозный. Вспомните разваленные здания школы-интерната и ЗВТ, сгоревший кинотеатр имени Горького, залатанную центральную площадь, бесконечно ремонтируемый драмтеатр. Но ведь за четыре года город стал неузнаваемым, появились Студенческий бульвар, плавательный бассейн и т.д. Это несомненная заслуга правительства М.И. Лапшина, в котором каждый делал своё дело. А ведь в последние годы разрезали ленты в основном только на объектах, строительство которых тоже началось при Лапшине. Многие новые стройки последних лет успешными назвать язык не поворачивается.
— Виктор Васильевич, вы — государственник, человек, душой болеющий за республику. Что вы как руководитель республики поставили бы во главу угла её развития? Сегодня, как я понимаю, мы печёмся о туризме. А с чего начали бы вы?
— Моя предвыборная программа уже известна избирателям. Остановлюсь на основном. Наш Горный Алтай, конечно, очень красивый регион: вода, горы, леса — всё это даже в отдельности привлекательно для человека. А у нас всё это собрано в одном месте. Но давайте посмотрим глубже. Множатся турбазы, перекрывается доступ к берегам рек, озёра уходят в частные руки, вырубаются леса. Что имеют от этого жители сёл? Обслуживающий персонал на турбазах завезённый, продукты, напитки для туристов тоже привозные. То есть от туризма народ в массе своей не выигрывает. И я глубоко убеждён, что в первую очередь должно получить развитие и максимальную поддержку сельское хозяйство. Сюда должны быть направлены средства из бюджета республики и федерального центра. Власть должна сделать всё возможное, чтобы привлечь в республику инвестиции именно в сельскохозяйственную отрасль. Мы обязаны возродить на промышленной основе животноводство, создать свои заготовительные и перерабатывающие производства. Причём и на муниципальном уровне должны быть ответственность и заинтересованность в развитии сельскохозяйственного производства. Редко когда мы говорим о создании и развитии овощеводческих хозяйств. А ведь это вполне реально в нашем климате. Солнца у нас более чем достаточно, я уверен, что тепличные хозяйства получат быструю окупаемость. В том числе и по выращиванию цветов.
Стыдно же, в самом деле, завозить молоко из степной Буланихи, а мясо — из Австралии. Особенно ускоренное и эффективное развитие сельского хозяйства становится актуальным на фоне пресловутых санкций со стороны Америки и Евросоюза. Но мы можем и обязаны накормить и напоить себя сами. И туристов потчевать не завозными, а собственными мясом, молоком, овощами и зеленью. Вот тогда и толк от туризма будет для всех работников села. Да и о серьёзном развитии пчеловодства давно пора подумать. Ведь наш горный мёд имеет уникальную ценность.
Во времена Лапшина денег было меньше, но о сельском хозяйстве не забывали. Сейчас и возможностей больше, и потребность в собственном продовольствии даже в масштабах страны становится острее. Сама жизнь подталкивает нас к такому решению — вернуть региону статус аграрного. Будет людям работа — придут достаток, уверенность в завтрашнем дне. Конечно, большое внимание уделено в моей программе и социальным вопросам.
— Вернёмся к выборам. Ходят слухи, что Зюганов и Путин договорились о том, чтобы на выборах 14 сентября победил Бердников. Тогда, может быть, у вас лично были встречи и договорённости с Бердниковым?
— Ни договорённостей, ни встреч с Бердниковым ни у меня, ни у Зюганова не было. Я, как уже говорил, не сторонник выпрашивать лакомый кусочек у кого бы то ни было. Всего в своей жизни достигал сам. И на выборах находил в людях поддержку тоже сам. А уж в отношении того, встречался ли с президентом Путиным Зюганов, — так конечно встречался. И не раз. У государственных людей хватает тем и поводов для встреч и обсуждений, поверьте мне.
— Виктор Васильевич, в этот раз на выборах главы кроме муниципального «фильтра» есть и такое новшество, как обязанность кандидата назвать кандидатуры члена Совета Федерации — верхней палаты парламента России. Что это значит и кому в случае победы вы, как Глава РА, отдадите предпочтение?
— О муниципальном «фильтре» в печати говорили много. Скажу, что это ещё одна уловка «Единой России» в желании отсечь неугодных претендентов на губернаторский пост. «Единороссы» очень боятся, что на руководящие посты и в широком смысле во власть придут коммунисты. Они понимают, что тогда изменится не просто обстановка в стране и обществе — сама жизнь в корне переменится. Отсюда и «фильтры». Но эти уловки в борьбе с правдой не помогают. В Новосибирске мэром стал коммунист Анатолий Локоть. А я вместе с КПРФ благополучно прошёл через этот пресловутый барьер и был первым зарегистрирован кандидатом на главу республики.
Что касается членов Совета Федерации, да, тут есть новизна. Каждый кандидат на должность главы выбрал по три человека, одного из которых в случае победы он назовёт членом Совета Федерации. Со мной рядом такие люди, как Михаил Иванович Федькин, депутат республики, добросовестно работающий на общественных началах в трех комитетах Госсобрания, проехавший не один раз всю республику, Маралбек Ждантайлакович Сахарьянов, долгое время работающий в системе образования, Вера Якшиновна Кыдыева – кандидат исторических наук, пользующаяся большим авторитетом в научной среде республики.
Это узнаваемые, энергичные и принципиальные люди. Они проживают в Майме, Кош-Агаче, Горно-Алтайске, знают, как живут их земляки, помогают решать их проблемы. Уверен, каждый из них и на уровне Совета Федерации приложит все силы на благо страны в целом и, конечно, родной республики.
— В Интернете, в средствах массовой информации распространяется видеоролик о том, что вы якобы разбили видеокамеру журналиста при исполнении им его профессиональной деятельности…
— Вы, наверное, знаете, что по городу расклеивают листовки с карикатурным фотопортретом человека, похожего на меня, просящего подать ему как бывшему депутату Государственной Думы. (Кстати, я на сегодня единственный живущий в Республике Алтай человек, который был депутатом Госдумы России.) Этот грубый, оскорбляющий достоинство человека фотомонтаж сделан с фотографии, снятой на заседании Государственного Собрания – Эл Курултай РА, автором его является А. Тырышкин. Если раньше этот фотограф соблюдал хоть какие-то рамки приличия, то теперь, находясь на оплачиваемой службе у генерала, он потерял чувство меры и совесть. И на мероприятии, посвященном 110-й годовщине с. Каракокша, Тырышкин несколько раз приближался ко мне и фотографировал. На просьбы не делать этого он не реагировал. Не мешать смотреть праздничную программу попросил его и аксакал В.А. Чеконов, но безрезультатно. Я сидел в последнем ряду. Когда фотограф перешагнул через два ряда сидений и подошел вплотную ко мне, продолжая фотографировать, не выдержал, приподнялся и рукой отвел камеру в сторону. Никто на это даже не прореагировал. Но вечером того же дня в «Новостях Горного Алтая» появилась информация о том, что против меня может быть возбуждено уголовное дело — якобы я разбил кулаком камеру. Правда, на следующий день слово «кулаком» заменили на «рукой». Явную провокационную ложь продублировали и на телевидении. Думаю, что компетентные органы разберутся в этом и Тырышкин будет наказан за свой поступок. Просто молодой человек уже заигрался и перестал чувствовать края. А может быть, им просто кто-то манипулирует.
Кстати, и государственная телерадиокомпания опустилась до того, что стала показывать фотографии, унижающие достоинство кандидатов в депутаты высшего законодательного органа республики. Да и других сплетен в этой компании хватает. Но вот фотографии, оскорбляющие честь генерала, местное телевидение показывать боится.
— Спасибо за беседу.

Беседовала Алевтина Чекмарёва
Публикуется на бесплатной основе согласно протоколу жеребьевки