Если человек к тебе пришел, ты должен ему помочь

Если человек к тебе пришел, ты должен ему помочь

24.04.2019 0 Автор redaktor2

— К Братцеву надо обязательно сходить! Это глава сельского поселения. Молодец! Недавно работает, но чувствуется, что с желанием. Молодой, энергичный! Побольше бы таких! – напутствовал после интервью  глава Чойского района Михаил Юрьевич Маргачёв. Как не сходить после такой оценки? Ведь в беседе со мной руководитель районной администрации не раз упоминал, что в сегодняшних реалиях работать в  муниципалитетах очень сложно. Многие не выдерживают – «перегорают». Получается, Братцев «из другого теста»… В чем же секрет?

 

— Максим Станиславович, глава района вас хвалит – говорит: «Молодец!»

  • Хвалить, наверное, рано еще. Хотя бы год отработаю, тогда уж…

— Недавно на этой должности?

В сентябре были  выборы. Избран большинством голосов.

— А до этого где работали?

  • До этого работал инспектором в Центре занятости населения. Также был депутатом сельского поселения, взаимодействовал с различными общественными организациями. То есть все проблемы знал, понимал куда шел.  Не просто так шел — с конкретными целями, задачами. И не потому, что мне так захотелось… Честно скажу, думал долго. Но меня поддержали жители. Можно сказать, попросили.

— Не пожалели?

  • Нет-нет! Пока нравится. Впечатления только положительные. Есть, конечно, трудности, но это всё решаемо.

— В каком состоянии дела приняли?

  • Положение у нас такое, тяжеловатое. Но ничего, налаживаем всё. По финансам, например, что можно сказать? С сентября мы активно работали по налогам с физическими лицами. В итоге по этому показателю вышли  на первое место в республике. За счет полученных средств рассчитались с долгами, погасили кредиторскую задолженность, скопившуюся за три года. Работали совместно с налоговыми органами, администрацией района.

— Как именно осуществлялась работа с населением?

  • На сходах объясняли, в организации выезжали, беседовали. Не угрожали, ничего – у нас нет таких полномочий. Просто разговаривали.

Также в конце года провели очередной похозяйственный учет. Особое внимание уделили документации, касающейся прав собственности на жилье, землю. У некоторых она не была оформлена. Мы выявили у кого. Теперь знаем точно.

— Специалисты администрации этим занимались?

  • Да. Своими силами, никого не привлекая. Заходили в каждый дом, проверяли документы. Это же налоги, которые напрямую поступают в наш бюджет. Теперь помогаем людям с оформлением документов. Например, двоим  уже оказали юридическую помощь.

  • По каким причинам люди не оформляют собственность?

  • У всех разные случаи. Кто-то по наследству получил жилье и своевременно не вступил в права пользования (а теперь сделать это затруднительно). У кого-то вообще ни одной бумаги нет (случается и такое). Наша цель – именно помочь людям выйти из какой-то сложной ситуации. К этой работе и депутаты местные подключились, и специалисты районной администрации. Рассчитываем, что за счет этого увеличатся налоговые поступления в бюджет. Да дело даже не столько в бюджете, сколько в том, что помочь гражданам надо.

Вот случай был. У людей несчастье – сгорел дом. Они обратились за помощью. А оказалось, по документам этого дома и не существовало. Как-то общими усилиями оформили на них участок, деляну выделили. Хоть так помогли.

  • И у многих проблемы с документами?

  • Процентов у 10.

— Идя на выборы, глобальные какие-то цели перед собой ставили?

  • Ну как? Я вижу свой бюджет. И до этого знал: выше бюджета не прыгнешь. Конечно, есть и глобальные цели. Когда-то это будет. Я же вам говорю: сейчас потихоньку увеличиваем свои доходы, чтобы на эти средства впоследствии ремонтировать внутрипоселковые дороги, освещение проводить.

— То есть освещение есть не везде?

  • Пока не везде. Работаем над этим. Закупили фонари, с той недели будем вешать – четыре улицы осветим, одну, правда, частично, но все равно. Мы стараемся, чтобы люди видели: они заплатили налоги — и их жизнь стала лучше. Тогда и в следующую налоговую кампанию они проявят сознательность. Много еще, конечно, проблем – и мостики…

— Ветхие?

  • Да.

— Заменять или латать?

  • Пока подлатать, чтобы хоть как-то можно было ходить.

— Критику в свой адрес как  воспринимаете?

  • Переживаю.

— Без этого не бывает…

  • Да, конечно. Это работа, текущая работа. Где-то покритикуют – ничего, правильно. Будем стараться, чтобы в следующий раз такого не было.

— А где-то и поблагодарят…

  • Да. Как часто говорят? «Не мое» или «я этим не занимаюсь». Я вот исключил давным-давно из своего обихода эти выражения. Если обращаются – стараюсь помочь, даже если полномочий или денег нет. Ищем пути решения. Просто бывает человек пришел. Он пришел ко мне. И вроде не мое это дело, но я беру трубку, звоню… Можно же просто отправить его в другое место, а можно позвонить, и его там примут как надо. Я знаю, как бывает: «У тебя той подписи нет, той бумажки нет – иди, собирай…» Зачем? Если человек обращается, значит, он в тебе видит какую-то помощь, решение своей проблемы. И ты должен ему помочь. Как-то так.

— Как вообще происходит взаимодействие с людьми? Человек выходит из дома, чтобы решить какую-то проблему, и сразу направляется к вам? И свободно попадает?

  • Совершенно свободно. Нет у меня ни записи какой-то, ни графика приема. Человек приходит — и все. Если  вижу, что силами одной администрации не справиться, привлекаю депутатский корпус.

Депутатов, кстати, очень хороший состав подобрался. Люди  к их выбору стали гораздо осознаннее подходить. Это раньше лишь бы галочку поставить. Нынешние все работают. В любое время звоню — всегда откликаются. И опытные есть, и молодые, и с высшим образованием, и без.

  • Много людей к вам приходит?

  • Сейчас больше стало. Раньше зачастую шли сразу в районную администрацию.

  • Что изменилось, как считаете?

  • Посодействовал кому-то в решении вопроса – он, допустим, соседу рассказал, тот тоже пошел… И вот так. Люди идут… А  из района все равно сюда спускали то, что в пределах наших полномочий, —  получалось, администрация поселения бездействовала. Теперь по-другому выстраиваем – если требуется, я сам иду в районную администрацию или депутатский корпус.

— С какими вопросами в основном  обращаются?

  • С житейскими.

— К примеру, забор завалился?..

  • Да заборы-то сами, слава Богу, поправляют. Тополь, например, убрать или дорожки отсыпать. По освещению, по собакам, по выпасу скота…

— Как с собаками решаете проблему?

  • Вообще у нас заключен договор на отлов… Злостных нарушителей, которые постоянно животных отпускают, на комиссию вызываем. За это предусмотрены штрафы.

  • То есть вас не столь безнадзорные животные беспокоят…

  • Да у нас безнадзорных-то как таковых и нет. Есть нерадивые хозяева… Но пока обходимся предупреждениями. Сейчас огороды начнутся – все привяжут. Зимой острая проблема была.

— А со скотом что?

  • У нас отведены специальные места для выпаса. А люди как привыкли? Открыл воротчики, выпустил — и пошла она. Я сам корову держу, прогоню ее минут 10,  и пусть спокойно пасется. Или в жару… Ну ты открой стайку – запусти, что она на улице-то болтается? Вот сейчас планируем собрать владельцев животных…

— Опять будете объяснять, разговаривать?

  • А что мы можем? Только штрафами наказывать тех, кто совсем не понимает. Заплатишь штраф – в следующий раз подумаешь: то ли прогнать корову сотню метров, то ли каждый раз штраф платить. Потом, конечно, будут обижаться на меня.  А куда деваться?  Не по своей же я прихоти…  Работаю на благо поселения.

Что? О планах рассказать еще?

— Расскажите.

  • Про освещение я уже сказал. Также планируем заняться благоустройством кладбищ, ремонтом дорог. Есть у нас пять полуразрушенных домов. Стоят, общий вид портят. Начали выходить на собственников. Одними бумагами-то, как правило, не обойдешься. Можно выдать  предписание, но они его, конечно, не исполнят. Поэтому мы хотели бы действовать сообща. Готовы участвовать: что-то убрать, где-то машинами, где-то людьми помочь. Надо совместными усилиями наконец закрыть этот  вопрос. А то стоит полусгоревший дом – ни забора, ничего. Некрасиво. Да и дети туда лезут, скот идет… Уберем – можно будет участок продать. А так кто его купит? Двое уже согласны, до остальных еще не дошли. Вообще можно написать бумажку и сидеть… Только ни к чему это не приведет.

Сейчас устанавливаем мусорные контейнеры (в связи с заходом единого регионального оператора). По плану 78 площадок надо оборудовать.

  • А сколько уже есть?

  • Частично обустроено 12.

— О! Большая работа предстоит…

  • Нет.  Это вполне реально. Самое главное – баки есть, стоят уже. Начали мы с Чои, поэтому всё непонимание людей через нас прошло. Собирали  сход, сами жители в администрацию приходили.

— А что не так?

  • Цена не устраивает. Мы же никогда не платили за мусор. А теперь 60 рублей с человека. Люди говорят: «У нас нет столько мусора — килограмм за год увезем — и все». Как нет мусора? Сам же он не растворяется… Прошло уже три месяца,  постепенно к населению приходит осознание, что договоры заключать надо, платить надо.

— О чем мечтает глава поселения?

  • Да какие мечты? Работать же приходим – не мечтать. Есть, конечно, свое видение, но я, наверное, не буду это озвучивать. Конечно, многое хочется сделать…

— Самое сложное в вашей работе? И самое приятное?

  • Сложное… К сложностям я готовился. Они были (и сейчас есть), повторюсь: всё решаемо. Тяжело сталкиваться с непониманием людей, но оно, как правило, носит временный характер.

Конечно, где-то средств не хватает, может, штат маленький, но об этом я говорить не хочу. Как-то работаем же…

А из приятного – отзывы сельчан, руководителей организаций, главы района, председателя Совета депутатов. Я вообще к мнению людей стараюсь прислушиваться. Для меня это важно.

Что еще? Работаем. Бывает, и ночами не спим…

— Ненормированный рабочий день?

  • Скажем так, в пять часов я ни разу еще не уходил. В выходные тоже работы хватает. Но в целом нравится. Интересно. Главное – общение с людьми. Не замечаешь, как время проходит.

— Залог успеха в чем видите?

  • От желания многое зависит. И, конечно, от людей. С людьми, с населением надо работать.