На земле живем, а земли нету

На земле живем, а земли нету

17.04.2019 0 Автор Журналист

Красивейший Чемальский район, горы, Катунь, нарядные турбазы по обеим сторонам дороги. А между ними зажаты села, совсем небольшие, где и заборы упавшие есть, и крыши прохудившиеся… А бабушки на булку хлеба последние копеечки собирают. И вот уже проглядывает за ярким туристическим сезоном серое, в пыли и колдобинах основание – жизнь на селе с малым доходом, безработицей, тяжелым физическим трудом. В общем, без прикрас.

 Прямо на трассе приветливо трепещет триколором здание администрации Узнезинского сельского поселения, где меня встречает Олег Артурович БАРСУКОВ, бывший предприниматель, сейчас же – муниципальный служащий, глава поселения. Ответственен он сразу за Узнезю, Аскат, турбазу «Катунь» и Нижний Куюм, население которых в общем около 900 человек. 

Видимо, уже с утра Олегу Артуровичу пришлось решать какие-то проблемы, потому что на вопрос «как живете?» он с задором ответил:

  • По-разному живем, иногда даже весело бывает. Что веселит? Да, например, люди своеобразные, приехавшие к нам на постоянное жительство. Переехали из больших городов, привыкли к благам цивилизации, здесь требуют такого же уровня, а нет его. 

Вообще приток населения у нас с каждым годом все больше. Земли, естественно, не хватает. Приезжие могут участок купить. А вот из местных сформированы очереди льготников. По полномочиям сейчас этим занимается исключительно администрация района, централизованно.

— А чем же занимаетесь вы?

  • Благоустройством, градостроительством. В общем, весь 131-й закон наш – все обязанности и ответственность.

— Это дорого – благоустраивать и строить. Где деньги берете?

 — Из собственного бюджета. Но порядка 70% уходит на зарплату. То, что остается, частично «забирают» надзорные органы, которые, также в соответствии с федеральными законами, требуют с нас содержать кладбища, проводить межевание и так далее – это еще примерно  20%. И порядка 10% остается на развитие, однако на эти деньги мы даже нормальные спортивные площадки сделать не можем, не говоря о чем-то более крупном.

— В чем вы особо нуждаетесь?

  • Например, в Аскате клуб 1958 года постройки. Старый очень. Наверное, давно бы развалился, но заведующая Лариса Ивановна Логинова его всеми силами поддерживает. Помогли мы с ребятами в свое время – приобрели зеркала для занятий танцами. А их оказалось даже к стене проблематично прикрепить. Печное отопление, водопровода нету… И дороги у нас ремонта требуют. Сейчас они хоть и в полномочиях района, но были бы деньги, сами бы отремонтировали. ФАПа нету опять же. Пообещали построить, землю выделили, ждем.

— Чем в основном занимаются люди?

  • Какая-то часть — бюджетники, а в основном жители занимаются туризмом. Но легально, то есть с официальным трудоустройством, работают не многие. Так удобнее хозяевам баз, но это опять минус из нашего бюджета. А хозяева баз как делают — покупают участки под индивидуальное строительство, возводят базы и работают, не переоформляя землю. Перевести их в другую категорию мы не можем, кроме того, они получают поблажки от налоговой – без проверок работают на протяжении трех лет с момента открытия, а через три года меняют форму собственности и снова живут без проверок. Нашли лазейки в законах и пользуются ими. В основном это приезжие. У местных на строительство больших баз денег нет.

— Вы человек молодой. Почему ушли из бизнеса и взяли на себя такую ответственность?

  • Я во власть не лез. Меня люди попросили, чтобы пошел, чтобы село поднять. Чем конкретно такое доверие заслужил, сказать затрудняюсь. Когда предпринимателем был, помогал, конечно, по мере сил, в стороне не оставался. И не я один, нас целая команда. И сейчас работаю с их поддержкой, вот, например, вчера субботник был, так до ночи все вместе трудились.

 И если местные вышли на уборку от школьников до пожилых, так, как у нас исстари ведется, то ни одного представителя турбазы мы не увидели, общения между нами совсем нет.

Мы хотим в корне сломать сложившееся положение дел. Готовы разработать порядок, провести суды, базы отдыха с земель ЛПХ или ИЖС привести в рекреацию, чтобы они нормально платили налоги в местный бюджет, чтобы и мы могли развиваться. Если будет отработанная схема, ею смогут воспользоваться и в других районах. Понимаю, что дело опасное, но повторю: я на это место шел не из-за карьеры, а чтобы решить определенные задачи.

— Люди с проблемами обращаются?

  • Да, и много. Основная наша проблема – земля. Получается, дети в семьях растут, родители хотят им помочь дома построить, пока сами в силе, а земли свободной нет. Если никаких льгот нет, землю можно взять в аренду на общих основаниях, это значит — через аукцион. А если через аукцион, приезжают люди из других регионов, и у наших нет шансов с ними торговаться.

Пока выхода никакого. Нет льгот – копи деньги, есть льгота – вставай в очередь на бесплатное получение участка. Но только в одном Аскате в очереди больше 20 человек, в Узнезе – 14, и очередь двигается очень медленно. Надеемся, все же ситуация у нас в районе изменится, по крайней мере льготников обеспечат.

Люди из родных мест уезжать не хотят, вот и возводят на родительских участках времянки, живут в них, ожидая, когда им дадут землю, чтобы построить нормальное жилье. А для нас это такая нагрузка! У них же ни почтовых адресов, ни подъездов. Опять же были бы участки, построили бы дома, зарегистрировали. Платили бы налоги в наш бюджет на землю, на строение. Получается, наша система сама себе развиваться не дает.

— В чем вы видите развитие района, села?

  • Для развития, как мне кажется, нам нужны дороги и энергетика. Электричество очень дорогое: для предпринимателей — шесть рублей без НДС, с НДС – почти семь. Если начинать какой-то бизнес с серьезным оборудованием, получается затратно. Если строить большие круглогодичные турбазы – нет газа. Убытки от отопления электричеством будут колоссальные. А если топить углем, тогда о каком свежем воздухе мечтать? Люди из Кемерово приезжают и говорят: «Мы только от этой копоти уехали, а у вас все то же самое».

В целом развитие нашего района я вижу в туризме. Больших предприятий почти нет, поголовье скота маленькое, лес есть, но его недостаточно. Остается туризм, который надо развивать. Туризм – это же не только отдых, можно и деревообработку запустить, и культурную программу, была бы инфраструктура. 

Есть у нас еще одна боль: Комитет по тарифам Республики Алтай установил норму по утилизации бытового мусора, мы с ней согласны. А вот норма вывоза  в сельской местности на человека составляет 0,13 куба, стоит это 61 рубль в месяц (с каждого). Если нас пятеро в семье, мы должны платить около 300 рублей ежемесячно. Но мы в селах бумагу в печах сжигаем, пищевые отходы – скотине скармливаем. Остается только то, что не сожжешь, полиэтилен и стекло. С января из Аюлы, Аноса, Аската, турбазы «Катунь», Узнези раз в неделю мусор вывозит «газель» — 20 кубов в общей сложности забирает. Получается, мы платим больше, чем выкидываем. Коммунальная служба получает хороший навар. Мы с депутатами уже обсуждали, как выйти с инициативой пересмотреть норму. Получается, она одна и для горожан из частного сектора, и для сельчан, а условия у нас разные.

Также хотим выступить с еще одной инициативой – обратиться в Минюст, чтобы помогли нам разработать положение о принятии пожертвований, спонсорской помощи. Знаем, что в других регионах есть такое. Для наших органов местного самоуправления это стало бы хорошим подспорьем.

И еще мы очень надеемся, что к нам приедет врио Главы Республики Алтай Олег Леонидович Хорохордин, особенно его ждут в Аскате. Пусть посмотрит, как люди живут, в каком состоянии клуб, дороги, может, поможет нам с ремонтом.  Аскат – это деревня мастеров. Это уже бренд района, республики, без дороги нам никак. 

 

Наталья АНТЮФЬЕВА