Неприкаянные

28.12.2015 0 Автор Администратор

Такого понятия, как «бомж», в нашем законодательстве нет. По неофициально принятой терминологии так называют людей без определенного места жительства. Несмотря на сообщения прессы о том, что население стало жить лучше, а количество бедных, по статистике, уменьшилось, к Уполномоченному по правам человека попавшие в сложную жизненную ситуацию обращаются не редко.
Они рассказывают, что устали от брезгливого, равнодушного отношения к ним окружающих, от голода и холода. На вокзал их не пускают, из магазинов гоняют, потому что одежда на них грязная, запах соответствующий. Иногда зимой бомжи обращаются к Уполномоченному по правам человека с просьбой передать их полиции как правонарушителей, привлечь к ответственности за какой-нибудь пустяк, чтобы у них появилось место пребывания.
Аббревиатуру «бомж», которая перекочевала из милицейских протоколов в СМИ и современный русский язык, уже давно никто не закавычивает, не воспринимает как сокращение словосочетания «лицо без определенного места жительства». Эти четыре буквы несут в себе укоренившееся предубеждение по отношению к бездомным: бродяги, попрошайки, грабители, пьяницы, воры и рассадник болезней. Кроме того, это уже не просто аббревиатура, а подмена понятий, позволяющая государству уходить от ответственности за своих бездомных граждан. Логика простая: лица без определенного места жительства сами выбрали такую жизнь и, соответственно, сами во всем виноваты. Если признать существование бездомных граждан, придется признавать и их конституционные права.
Я убежден, что тем, чья судьба сломана не только из-за собственных поступков, но и по вине государства, государство должно помогать. Бомжам, которые не могут или не хотят вернуться к нормальному образу жизни, государство должно создать хотя бы минимально приемлемые условия, чтобы они не погибали. А тем, кто может и хочет вернуться к нормальной жизни, нужно дать возможность такого возвращения.
В соответствии со статьей 7 Конституции РФ политика нашего государства «направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». К сожалению, среди проблем, которые поднимают политики, не стоит проблема расслоения населения в стране. А она очень серьезная.
Человек становится бомжом по разным причинам. Его можно упрекнуть в слабости характера, неумении противостоять ударам судьбы, сказать ему «сам виноват», отвернуться от него, но нельзя лишать его надежды на лучшую долю. Многие из тех, кто оказался на улице, просто «потерялись» в жизни.
Основные причины возникновения бродяжничества — семейные, жилищные проблемы и психические заболевания человека. Категория лиц без определенного места жительства представляет собой довольно неоднородную группу, соответственно, и государственная политика в области их социально-трудовой адаптации должна быть многоплановой, учитывающей индивидуальные характеристики – пол, возраст, социальную биографию.
Как свидетельствуют специалисты, особенность российской бездомности состоит в том, что при всей масштабности проблемы она еще относительно «молода». Бездомные в России во многом отличаются от бездомных в странах Западной Европы. Так, по данным FEANTSA (Федерация европейских национальных ассоциаций работающих с бездомными), основные характеристики бездомности в Западной Европе — бедность, безработица и неграмотность.
В отличие от этого в России бездомных неграмотными назвать нельзя, так как более половины их имеют среднее образование, до 20% — среднее специальное и около 8% — высшее. Это вселяет надежду на то, что при благоприятных условиях они имеют значительно больше шансов на реинтеграцию в обществе, чем бездомные западных стран.
Вторая особенность российских бездомных, вызывающая тревогу, — у нас экстенсивное увеличение доли людей, многие годы пребывающих в статусе бездомных, что свидетельствует о хроническом характере этой социальной болезни. Привыкание к жизни на улице затрудняет возврат бездомного к нормальной жизни «под крышей дома своего».
Нельзя сказать, что власть вообще не замечает эту проблему. Но все принимаемые меры однобоки, они сводятся к тому, чтобы очистить общественные места от присутствия бродяг и попрошаек. По сути, действует только карательная практика, а не поддерживающая.
На федеральном уровне отсутствует законодательная база, которая определяла бы задачи всех ветвей власти и систему социальной помощи категории граждан без определенного места жительства.
Насколько мне известно, есть два проекта, один из которых предполагает социальную помощь тем, кто добровольно обратится за ней. Второй — насильственное задержание и перевоспитание бомжей. Надеюсь, что в ближайшее время выйдут конкретные нормативные акты и мы сможем эффективно решать эту актуальную проблему.
Большинство бомжей обитают на свалках, вокзалах, чердаках, в подвалах домов, теплотрассах. Они живут рядом с нами, а мы зачастую стараемся их не замечать.
Бродяга — тоже человек, пусть запутавшийся, опустившийся на дно, но всё же человек. И если мы не будем относиться к нему по-человечески, возникает вопрос, а сами-то мы кто?
Кроме того, давайте не будем забывать мудрую русскую пословицу: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся».

Семен Шефер