По силам ли нам вернуть любовь к книге?

По силам ли нам вернуть любовь к книге?

17.12.2015 0 Автор Администратор

AET_0734В последние дни уходящего года мы спрашиваем себя, каков же результат завершающегося Года литературы? Справились ли мы с первоочередной задачей — возродить интерес к чтению классики? Насколько удалось высветить роль литераторов в жизни современного общества?
С этими вопросами мы также обратились к сопредседателю Союза писателей России, председателю Союза писателей Республики Алтай Б.Я. БЕДЮРОВУ.

– Бронтой Янгович, по вашему мнению, почему именно сейчас возникла необходимость возрождать интерес к чтению?
– Задача литературы — сохранить свои позиции и по мере возможности заново пробудить интерес к чтению настоящих качественных книг.
В постсоветский период наряду с классической и реалистической появилась так называемая постмодернистская литература. Возникла тенденция называть литературой всякие детективы и так далее. А это не литература, а чтиво, авторы которого писателями на самом деле не являются. К настоящим писателям доступ вполне осознанно, умышленно был закрыт.
В наше время писать в таких условиях, творить, когда литература тебя не кормит, что тоже искусственно создано, — это подвиг, а писать на языках таких малочисленных народов, как алтайский, — это подвиг вдвойне. Надо иметь в виду, что есть ещё более крошечные, по сравнению с нами, этносы численностью две-три тысячи человек, являющиеся носителями своего родного языка, и там создается наша российская национальная литература. А заниматься переводами, как это было раньше, переводить на родной язык отечественную и мировую классику — это подвиг втройне.
Исходя из этих постулатов, мы, писатели России, в том числе писатели Республики Алтай, и выстраиваем свою деятельность.
Год литературы был объявлен два года тому назад на общероссийском литературном собрании, в котором участвовали не только писатели, но и издатели, журналисты, русисты, в том числе из зарубежных стран, там я встречался с переводчиками с русского – это были итальянцы, греки, китайцы, а также монголы, болгары и многие другие. Тогда состоялся очень большой разговор о демографии, о сбережении народа, о развитии русского литературного языка, языков наших народов. Ведь литература напрямую связана с реальной жизнью, она отражает её, формирует общественное сознание, сохраняет самые лучшие духовные, культурные, языковые богатства любой нации.
Что такое литература? Литература – это язык. А язык – это народ. А народ – это страна. Поэтому Францию делает французский язык, Россию – русский и языки наших народов, Японию – японский язык и т.д. В совокупности они обогащают общечеловеческое наследие.
Из страны самой читающей мы превратились в нечитающую. Утешаю себя мыслью, что это проявление временного упадка, и уверен: мы ещё в состоянии всё вернуть. У нас еще много здоровых духовных и культурных сил. При активном взаимодействии с государством, обществом можно восстановить всё утраченное.
Я повторюсь, что все единое литературное пространство было искусственно разрушено. Разрушено самое главное – система книгораспространения. Исчезло понятие центральных издательств. Они стали частными. Книги не расходятся: изданные в Москве остаются в пределах Садового кольца, изданные в Барнауле не доходят до Новосибирска, томичам не известно, о чем пишут кемеровчане, красноярцы не знают иркутян.
В советское время самый малый тираж выпускаемого в любом издательстве сборника стихов составлял 10 тыс. экземпляров (сейчас такой тираж у бестселлеров). И твой сборник попадал в Ашхабад, Ригу, Петропавловск-Камчатский, Алма-Ату, почти во все библиотеки страны. Это позволяло автору стать известным. Так к нам попадали произведения народов других республик. С их авторами мы встречались, дружили, заочно через книги учились друг у друга. Как маленькие речки, сливаясь, образуют большое русло, так обогащалась и многонациональная литература нашей страны.
А сегодня взаимодействие между национальными литературами идет на кустовом региональном уровне. Например, в Сибири взаимодействуют всего пять-шесть регионов. Если, к примеру, в Абакане проводится совещание под эгидой Союза писателей России, то кто приедет? Тувинцы, хакасы, кемеровчане, новосибирцы и красноярцы, может быть, ещё буряты. Или на Северном Кавказе, там собираются шесть-семь республик, ещё приезжают коллеги из Краснодара и Ставрополя. А вот в масштабе страны общероссийские, общенациональные встречи, праздники, Дни литературы перестали практиковать.
Хотя сейчас гораздо легче — меньше идеологической мороки. Раньше было принято проводить Дни литературы республик, народов в Москве и в региональных столицах. Это выливалось в крупное общественно-политическое мероприятие. Приезжали писатели, в том числе зарубежные, шел обмен опытом, тем самым постоянно поддерживался читательский интерес.
Сейчас библиотечные храмы пустуют и не имеют необходимого количества читателей. Ещё некоторое время назад дефицитные издания хранились лишь в домашних богатейших библиотеках, к примеру, профессоров, академиков. А теперь нет смысла покупать даже редкие книги – все стоит на полках в библиотеках. Иди и читай себе на здоровье!
А что такое книга? Это ведь не только эстетическое наслаждение, это прежде всего знания. Информация, что выдают телевидение и Интернет, – это не что иное, как суррогат. Когда человек читает, он думает. Его голова, мозг в этот момент превращаются в целый театр событий…
Сегодня утешает, что при жизни великого Пушкина его сочинения расходились по необъятной России тиражом всего две тысячи экземпляров. Образованный слой аристократов, дворян был немногочисленным, и изданных книг хватало, чтобы вся империя читала, наслаждалась, восхищалась любимым поэтом. Но это означало и то, что страна тогда была поголовно безграмотной.
Нужно восстановить систему книгораспространения. В 2006 году на первой после роспуска СССР встрече в Москве – форуме творческой интеллигенции – выяснилось, что ситуация аналогична во всех странах Содружества Независимых Государств: на Украине, в Киргизии, в Азербайджане и т.д. Там, где органы власти оказывают помощь, обстановка складывается по-другому. Например, в Азербайджане творческие союзы находятся на попечении государства. В некоторых российских регионах тоже уделяют должное внимание литературному творчеству. Благодаря губернатору Кемеровской области Аману Гумировичу Тулееву все писатели в регионе обеспечены минимальной зарплатой. И это правильно. Дело в том, что в свое время автор за счет своей творческой деятельности и издания произведений не только обеспечивал себя, но и приносил финансовую пользу государству — одна четверть дохода переводилась в бюджет. В общей сложности это составляло огромные суммы. Такая система позволяла нам заниматься очень разнообразной работой.
Два года назад в общероссийском литературном собрании, о котором я уже упоминал, инициированном потомками Пушкина, Достоевского, Толстого, Шолохова и других известных писателей, участвовал Президент России Владимир Владимирович Путин. Он сидел на сцене в окружении наших коллег, ему задавали вопросы, также работа проходила в разных секциях. Там и родилась идея вслед за Годом культуры провести в стране Год литературы. То есть на уровне государства уже было осознание пагубности бездуховного существования, что общество не может так двигаться вперед. Чтобы понять это, потребовалось 24 года после развала СССР.
К этому времени утратились контакты творческой интеллигенции, в центре разучились регулировать этот процесс. Назрело время, чтобы данной проблемой озаботились и в регионах. В Москве как думали: если раньше деятельность наших организаций финансировалась центральным аппаратом Союза писателей РФ, то с обретением суверенитета помощь писателям каждый регион должен оказывать самостоятельно. «А для чего вам республика? — спрашивали они. — Чтобы вы развивали свою культуру, свое искусство, свою литературу. Для этого вы получаете дотации из федерального центра».
– Какое место в литературном процессе сегодня отведено государственной идеологии и национальной политике? Необходим ли госзаказ на творчество или авторам нужна полная свобода? Есть ли какие-то границы в этом смысле в литературе?
– Есть, и они очень четкие. Сегодня действительно дана свобода творчеству. Но есть этические, профессиональные границы, ты должен понимать, что такое хорошо, а что такое плохо. Самоограничение должно быть, а для этого надо знать как минимум «Эстетику» Гегеля.
Говоря о взаимоотношениях с государством, давайте зададимся вопросом: откуда появилось блестящее искусство Возрождения? Были государственные заказы. Просвещенные короли и герцоги патронировали творческих людей. Огромную роль в этом сыграла католическая церковь. И в результате уже не одно поколение восхищают работы Леонардо да Винчи, Микеланджело.
В мусульманских странах эпохи Рассвета каждый владыка считал для себя важным со всего мира собирать поэтов, зодчих, чтобы те своими творениями укрепляли культуру народа, прославляли его. Оставленные ими произведения искусства поразительны.
А если оглянуться на Древнюю Индию, Древний Китай, Древнюю Японию!.. Там сами правители стремились овладеть тем или иным видом искусства, к примеру писали стихи, музицировали. Царей сызмальства обучали иностранным языкам, литературе, художествам, философии, истории, искусству управления народом.
Именно гуманитарное направление определяет развитие. Сегодня западные лидеры измельчали, мы видим лишь технократов, они меняются, мы не запоминаем их имен.
Взаимодействие государства и литературы обязательно должно присутствовать.

Беседовала Наталия Манышева