Жизнь, опаленная войной

Жизнь, опаленная войной

15.12.2015 0 Автор Администратор

DSC_0051В селе Черга живет замечательный человек — труженица тыла Мария Григорьевна Володина. 26 января нынешнего года ей исполнилось 95 лет.

Родилась Мария Григорьевна в селе Ильинка в дружной семье. У нее был старший брат Андрей. Родители разводили крупный рогатый скот, овец, лошадей и птицу. В наше время их назвали бы фермерами. Своим большим хозяйством они занимались сами, в этом им помогал лишь один наемный работник. Но времена для самостоятельных и работящих людей наступили непростые. Отец Марии Григорий Антонович воевал на стороне советской власти, был партизаном. Однако в 1929 году по доносу каких-то «добрых» односельчан крестьянина арестовали как кулака, а все нажитое имущество конфисковали. Позже выяснилось, что он умер в 1938-м в Хабаровске, и лишь спустя четверть века, в 1963-м, власти его реабилитировали.
В 1930 году Марию с братом, их маму Федосью Степановну и ее свёкра Антона Митрофановича отправили в ссылку. Сосланы Володины были в село Ярки Богучанского района Красноярского края. Им повезло: семейство поселили в большой дом, владельцем которого был крепкий хозяин Иван Павлович. У него было хорошее подворье за Ангарой, где он и проживал все время. Дом в Ярках он оставил своим детям и семье Володиных. Мария Григорьевна до сих пор вспоминает добрым словом этого человека.
Федосья Степановна была хорошей хозяйкой, пекла вкусный хлеб, вязала, шила и сама кроила одежду, славилась умением перешивать тулупы, что в тех местах было редкостью. Ей несли работу на дом, а взамен давали сметану, творог, варенец, мясо.
В конце октября 1930-го по месту проживания Володиных пришло письмо с разрешением вернуться домой: подтвердилось, что отец Марии Григорьевны действительно был партизаном и воевал за советскую власть.
После приезда в Ильинку семье вернули дом, но родное гнездышко пришлось отмывать и заново белить – пока Володины находились в ссылке, его занимали не очень чистоплотные люди. Когда ремонт был закончен и все самотканые дорожки, вышитые шторы вновь заняли свои места, один родственник даже пошутил: «Ну, Федосья Степановна, теперь тебя хоть заново раскулачивай!» На что мать Марии ответила: «Мне теперь ничего не страшно».
В колхоз бывшая ссыльная вступать отказалась. Завели корову, гусей, пчел, и семья замечательно зажила, приумножая свое хозяйство.
Мария Григорьевна окончила Ильинскую семилетнюю школу. Она вспоминает, как было до слез обидно, когда её не приняли в комсомол, поскольку отец был арестован.
Повзрослев, в 1938 году она встретила своего будущего супруга. Однако после свадьбы Фадея Васильевича забрали в армию, и домой он вернулся только после Великой Отечественной, так как в 1941-м сразу же был направлен на фронт.
Мария Григорьевна во время войны работала в Ильинке заведующей детским садом. Она вспоминает: случалось и так, что детей кормить было нечем, и они с работниками детсада ходили на гору за боржовыми пучками, чтобы сварить из них кашу. Трудные были времена.
Муж вернулся с фронта только в 1946-м. Он был старшиной военного госпиталя, при котором его оставили после тяжелейшего ранения, и ждал, когда госпиталь полностью расформируют.
Семья переехала в Чергу. Мария Григорьевна и здесь поначалу трудилась в детском саду – на должности заведующей. А в 1955 году ей предложили место старшего продавца в магазине, где она работала вплоть до ухода на пенсию в 1975-м. Ее труд отмечен множеством медалей, почетных грамот и других наград.
С Фадеем Васильевичем она прожила счастливую жизнь, вырастила дочь, троих внуков, пятерых правнуков и троих праправнуков. В 1993-м стала вдовой. С тех пор с волнением вспоминает о супруге, об их совместной жизни, о пережитых трудностях, которые не сломили их, не дали трещину в отношениях, а, наоборот, скрепили, заковали. Ведь прожить вместе 54 года удается не всем.
Родные Марии Григорьевны восхищаются ее стойким и мужественным характером, благодарны ей за доброту и заботу, за житейскую мудрость, за то, что она вместе с ними, бесконечно любят её и уважают.

Евгений ПАРАМОНОВ
Фото Михаила Говорова