Профессия из прошлого

Профессия из прошлого

20.07.2019 0 Автор redaktor2

Дом Сергея и Евгении Капориных из села Усть-Муны — не только полная чаша, но и полный бочек. И неудивительно, ведь глава семьи — обладатель необычной для современного мира профессии. Он  бондарь. Даже звучит как-то архаично.

Отправляясь на встречу, я ожидала увидеть умудренного опытом пожилого  мастера, этакого старца, который и в наши дни занимается давно забытым производством. Ведь бондарство, увы, теперь в разряде очень редких ремесел (настолько редких, что официально его нет в каталоге профессий нашей страны), а слово «бочка» связывает с деревом лишь старшее поколение. Молодежи при упоминании бочки придут на ум металл и пластик, тару из которых можно купить в любом хозмаге.

На поверку же вышло иначе. Оказалось, Сергею  всего 39 лет.  Небольшого роста, с открытым взглядом, скромный, деликатный, он весьма сдержан в проявлении эмоций. Но  уже с первых минут общения стало очевидно: это человек состоявшийся, с твёрдым взглядом  на  жизнь, крепко любящий свое дело.

Сергей родился в  Усть-Коксе, окончил Горно-Алтайское профессиональное училище №28 по специальности «продавец». После службы в армии вернулся в родное  село.

— Я всегда хотел работать с деревом, но так сложилось, что тайны бондарного ремесла начал постигать лишь с 2004 года. Учился у мастера Бориса Тодожекова, а спустя несколько лет написал свой бизнес-план и получил от Центра занятости населения стартовый капитал в размере 58 тысяч рублей на расширение производства. На эти деньги приобрели необходимый инструмент и не мешкая принялись за работу. Компанию назвали «Алтайский бондарь», —  начал свой рассказ Сергей, приглашая нас в мастерскую, расположенную тут же на участке.

В помещении площадью примерно 20 квадратных метров установлены станок и длинный верстак. Вдоль стен аккуратно сложены высохшие кедровые доски. Ловлю себя на мысли, что сосредоточиться на беседе непросто: голова так и вертится во все стороны – веранду и двор украсили маслобойки, кадки, ведра, как в сказке про Емелю, скамейки, всевозможные шайки, черпаки и другие уже подзабытые горожанами бондарные изделия, буквально пропитанные глубоким пряным запахом дерева…

Особенно подробно Сергей рассказывает о технологии изготовления востребованных в последнее время фитобочек, представляющих собой закрытую кабину, снабженную дверкой для входа, сидением внутри, отверстием для головы, системой подводки пара. Человек размещается в бочке так, что на поверхности остается только его голова, а тело окутывается парами из настоев целебных трав и эфирных масел. Сразу вспоминается старая русская пословица: «Держи ноги в тепле, а голову — в холоде». К слову, научно доказано, что фитобочка способна излечивать заболевания нервной системы, опорно-двигательного аппарата, сосудов, синдром хронической усталости. Кроме того, она помогает  избавиться от лишнего веса и омолодить кожу. В общем, настоящее чудо!

По словам Сергея, чтобы бочка не прохудилась в отведенные ей полвека службы, важно грамотно подобрать и подготовить материал.

— Кедр идеально подходит для бани, потому что менее смолистый и более податливый, хорошо держит температуру, – перечисляет преимущества сибирского великана мастер. – Изделия из него долговечны и не поддаются гниению. К тому же это еще и лечебное дерево.

Надо сказать, бочки бондари делают из специально заготовленных дощечек – клёпок, которые стягиваются обручами,  стальными или деревянными. Традициям древних мастеров Капорин остался верен.  Механизировал лишь некоторые процессы, используя столярные станки. Все остальное — ручная работа. Такую бочку, в которой нет ни единого гвоздя и ни капли клея, никакой ложкой дегтя не испортишь!

На первый взгляд может показаться, что это ремесло простое и, кроме физической силы, больше ничего не требует. Но это лишь на первый взгляд. Достаточно вспомнить тщетные попытки Робинзона Крузо смастерить бочонок на необитаемом острове, чтобы понять: бондарское дело имеет свои секреты. Сергей Капорин, в отличие от книжного англичанина, производство этой тары освоил. И вот уже три года маленький бизнес развивается весьма успешно.

За это время бондарь сколотил больше 500  бочек. Впрочем, сапожник, как повелось, остается без сапог — изделия быстро разбирают. «Алтайский бондарь» — постоянный участник фестивалей, ярмарок различного уровня.
 — Много изделий продаем прямо на выставках – подходят туристы, представители турбаз или spa-салонов. У сельских жителей пользуются спросом кадушки под засолку и банная утварь. Кто-то лавку большую деревянную непременно в предбанник хочет,  кто-то мечтает о большом деревянном столе на веранде,  — делится Сергей.
Добрая молва о золотых руках талантливого  мастера  разнеслась  за пределы его села. Заказы поступают из Москвы,  Санкт-Петербурга, Казани, Уфы, Казахстана.

— На семейном совете много раз обсуждали: дескать, пора бы баню достроить, забор подправить, да все некогда….

Разговор продолжился в доме, где  царят идеальный порядок и красота, все комнаты – образец уюта, везде чувствуется тонкий вкус и женская рука.

Как журналисту, мне приходится общаться с огромным количеством самых разных людей, но бывают семьи, которыми нельзя не залюбоваться. Так и наши герои — молодые, красивые, гармоничные и  жизнерадостные.
Очаровательная хозяйка дома встретила  нас  радушно. Стройная и изящная, она  больше похожа на студентку-выпускницу. А меж тем у Евгении уже большой опыт семейной жизни: она любящая и любимая жена и мама троих детей. 

— Я родилась в селе Уймень Чойского района в многодетной семье, — рассказывает она. — В ПУ-28 освоила профессию продавца. С Сергеем нас познакомил его брат. С тех пор наши отношения  только крепнут.

— Когда я впервые увидел Женю, сразу решил: надо брать! – смеется Сергей. А позднее признается: «Мне с супругой очень повезло!»
Свадьбу сыграли в 2001-м, через два года  семья переехала в Усть-Муны. Именно здесь они почувствовали какое-то притяжение, заставившее их остаться.

— Я и зятя Алексея привлек к семейному ремеслу. Старшая дочь Татьяна в этом году на отлично окончила Республиканский классический лицей, подала документы на инженерный факультет. Никите тринадцать, но, несмотря на свой возраст, он схватывает все на лету и может выполнить практически всю работу по изготовлению деревянного чуда, — рассказал глава семьи.

Супруга Евгения тоже не осталась в стороне – покрывает готовые изделия лаком. Пятилетний Савелий пока не выпиливает и не шлифует, но работа отца ему явно нравится. Так, наверное, и рождаются династии умельцев.

И конечно, у Капориных  есть мечты:  создать собственный  сайт с целью расширения рынка сбыта и построить новое просторное помещение для мастерской.

Пока загадывать наперёд семья не берется, но видно: желание есть, а потому жива надежда, что и в век нанотехнологий будут пользоваться спросом деревянные изделия, а покупатели — ценить труд мастеров древнего ремесла по достоинству.

Татьяна РУССКИХ

Фото из семейного архива Капориных