История одной улицы

История одной улицы

25.08.2019 0 Автор redaktor2

Улицы – они как люди: молодые и старые, красивые и запущенные, веселые и унылые… У каждой – своя история, свои воспоминания, свои жильцы. 55 лет назад в Майме «родилась» новая улица, Социалистическая, совсем небольшая. Она и сейчас такая, в девять двухэтажных домов, спрятанных за палисадниками. В доме номер пять живет одна из немногих старожилов Галина Владимировна Киселева, получившая квартиру в 1965 году. Ее воспоминания и есть та самая история. Давайте послушаем.

— Наша улица начала строиться в 1963 году. Первый дом – тот, который сейчас под номером два. Возвели его строители ПМК. Была здесь такая организация, ПМК-190. Сейчас живы две женщины, которые занимались кладкой кирпича, отделкой, – они были сотрудниками той организации. Им уже за 80 лет сейчас. Это Александра Александровна Заиграева и Валентина Ивановна Дегтярева.

Строились дома как-то беспорядочно: сначала первый, потом третий, пятый – это сейчас у них такая нумерация. И все они на одной стороне стоят.

Строили добротно. Вот сейчас уже 55 лет домам, и хоть и сказали, что нас будут переселять, но, по-моему, мы этого не дождемся. Заверили: «Ваши дома прочнее, чем те, которые строят сейчас».

ПМК строила, конечно, для своих сотрудников. Но четыре квартиры занимали в нашем доме работники геофизической экспедиции. Экспедиция расформировалась, геологи уехали, стали жить кого поселят.

У меня квартира учительская – от школы я ее получила, с 20 марта 1965 года до сих пор тут живу. Переехали муж, я, двое детей. Мужа уже нет, дети живут отдельно. В соседнем подъезде двухкомнатные квартиры и однокомнатные угловые. В одной из них на первом этаже жил первое время Даниил Иванович Табаев. Мы с ним и после переезда поддерживали дружеские отношения, всегда он при встрече спрашивал про соседей, я отвечала – никого из старых жильцов уже нет.

В первом подъезде, когда геологи уехали, внизу дали квартиру главному врачу Тулинову (он умер уже). В этом же доме жили врач, детский врач, в соседнем шестом доме — гинеколог. Потом там жили работники быткомбината, а за стенкой у меня — Галина Воронина, она в свое время была директором быткомбината. Сейчас на пенсии. Потом, когда люди приватизировали квартиры, перепродали их и все разъехались.

А мы тут живем как на вокзале. Нам объявили, что будут переселять, и вот думаю: то ли делать ремонт, то ли нет? Приходили к нам из администрации, собрание проводили, было это года четыре назад. Как раз перед прошлыми выборами. Вроде как всю улицу собирались переселять, да пока с места ничего не сдвинулось…

Жильцы сейчас у нас разные. В нашем доме почти все пенсионеры, многим уже за 80 лет. Есть и квартиранты. Третий подъезд у нас почти пустой – только в одной квартире живут.

Участки земельные есть у каждого, маленькие правда. Напротив моего участка, моих окон, Переверзевы живут в своем доме. В 1970 году их сын Сережа окончил школу, в честь этого они посадили три пихты. Деревья такие здоровые выросли! Как ветер дунет, так думали, или на их дом упадут, или на мою квартиру. Пришлось эти деревья убрать. До этого у меня на участке ничего не родилось, поэтому я посадила малину, ей в тени хорошо было. А у меня был огород в школе. Но сейчас школьного огорода нет, потому что еще при Кулигине, когда он был главой сельской администрации, там все плиткой выложили. Нас, учителей, много жило в этих домах, поэтому кто не имел участка, там сажали. Жил тут участник войны, наш учитель труда Валентин Васильевич Раевский, участник обороны Ленинграда. У нас в школе был хороший музей, сейчас от него остались жалкие воспоминания. Раиса Александровна Алехина создавала его. Она чуть инфаркт не получила, когда музей выселили. Дали, правда, новое место, от библиотеки угол отгородили. Но то ли целый класс, то ли закуток. А материал очень богатый собран.

Заселялись мы в квартиры в разные годы. Да и, надо сказать, в разные условия. Наш дом – это вообще было непонятно что. Говорили, что вроде его строили как общежитие, да кто теперь разберет. В общем, ни канализации, ни ванной не было, туалет на улице, горячей воды нет. Вот напротив дома сейчас гараж — как раз на месте общего туалета построен. У нас тогда еще поросенок, помню, в выгребную яму упал, доставали его.

— Хозяйство держали?

— А как без него? Детей-то учить надо было, годы девяностые. Мы держали поросят и бройлерных кур. Вся улица держала. Второй ряд – все это были свинарники и курятники. А что делать? Мы дочку только пять лет проучили, сын поступил. Еще его шесть лет учили.

Так вот, заселились мы когда сыну полтора годика было. Воды нет, колонка. Муж у меня работал на экскаваторе. Над нами жил инженер, а за стенкой – директор музыкальной школы. А у директора брат работал в ПМК-205 главным инженером. Они сагитировали: «Альберт, ты вырой яму хотя бы на наш подъезд. Мы установим канализацию». Так мы и сделали. Ребятишки маленькие, стирки много, купать их негде. Уж туалет ладно, на улице… Один наш подъезд был единственным, где сделали ванны, титан поставили, который дровами топили. Ни газа же, ничего не было. Сначала на электроплитках готовили. В кухне печка стояла, отапливали квартиры сами… В общем, все сами делали в этом доме.

А потом у нас тут Акимова бабушка жила, такая боевая! Она давай в райисполком ходить, звонить: «Это что такое, в одном подъезде есть ванная, а у нас нет?!» В общем, вырыли большую канализацию для всего дома.

Так как я еще была молодая, да и соседи такие же, разбили под окнами большой хороший цветник. Сейчас я уже в наклон работать не могу, а новым жильцам не сильно-то и надо с этим возиться. Даже огородики все бурьяном заросли, а ведь можно овощи какие-то выращивать, зелень. Говорят: «А нам не надо, у нас бабушка в деревне живет». Они из деревень везут, а бабушки там горбатятся, сюда посылают. Не знает нынешняя молодежь, что такое труд.

Вот так уже больше полувека и живем. Раньше никакие праздники мы улицей, как в старых фильмах показывают, не отмечали – у всех вои дела, заботы, не до праздников, быть бы живу. А тут решила общественность общий праздник провести – юбилей улицы. Мы собирались, обсуждали, как готовиться будем. Надо, чтобы нам скосили бурьян вдоль оград, в оградах. Потом про уличное освещение говорили. Оно проведено, но не работает. Еще наша улица грязная. Был асфальт, газ вели, все разломали. Не знаю, кто чем думал, извините за выражение. Газовая котельная рядом, мы отапливаемся все от нее. Кто будет себе в квартиру газ проводить, когда он уже есть? Сколько раз просили, чтобы хоть грейдер по улице прошел, ямы сровнял, которые в непогоду превращаются в непролазные лужи. Ну приехала тут одна партия, засыпали ямы шлаком. Теперь вот не чаем от этого шлака, этой пылищи избавиться.

У нас есть люди, которые и поют, и танцуют, и стихи читают. Отмечать на улице хотим, если погода будет хорошая — столы там накроем. Выберем лучшую усадьбу. Я бы лично первое место шестому дому отдала – порядок там!

Так, под горьковатый запах полыни, завоевавший палисадники и гаражи, неспешно протекала наша беседа с Галиной Владимировной о людях, учениках, книгах, политике – куда же без нее. Педагог с 38-летним стажем искренне гордится своими учениками, многие из которых занимают сейчас солидные посты, с теплом вспоминает бывших соседей, с юмором относится к современным проблемам.

— Нам бы порядок навести, — вновь повторяет собеседница, — а потом мы и столы накроем, и споем, и спляшем.  

Наталья АНТЮФЬЕВА