От сердца к сердцу пролегла тропинка

От сердца к сердцу пролегла тропинка

03.10.2013 0 Автор Администратор

Время летит очень быстро, кажется, только вчера Надежда Семеновна Алекова, выпускница Горно-Алтайского педагогического училища, переступила порог детского дома. С того момента на ее плечи легло тяжелое бремя ответственности не только за жизнь и здоровье вверенных ей детей, но и за их обожженные души. Работа воспитателя не похожа на работу учителя в школе — каждый день приходится иметь дело с разными характерами, понимать, сочувствовать, переживать, радоваться и огорчаться вместе с ребятами. Даже выйдя в 1986 году на пенсию, Надежда Семеновна еще пять лет посвятила любимой работе и детям.

4

Она не раздумывала, выбирая нелегкий путь воспитателя детского дома, ведь сама в годы Великой Отечественной войны осталась сиротой. О горьких судьбах маленьких граждан, лишенных родительской любви и ласки, знала не понаслышке…

Ей было 11 лет, когда в 1942 году в родной город Ельню Смоленской области вошли немецкие войска. Здесь разгорелись страшные бои. Каждый раз, вспоминая то время, Надежда Семеновна не может сдержать волнения, ее голос начинает едва заметно дрожать:

— Родители и старшая сестра погибли на фронте. Когда немцы подошли к городу, взрослого населения почти не было — ушли на фронт, остались лишь дети, старики да тяжелораненые. Каждый день мы спешили в госпиталь, где ухаживали за солдатами. Девочки работали санитарками, кормили раненых, помогали писать письма. Продуктов в Ельне уже не было, голод подступал все ближе и ближе. Мальчишки собирали оставшиеся в огородах картофель, овощи. Когда немцы начали бомбить город, мы перешли в бомбоубежища. Вскоре объявили эвакуацию. Разделившись на группы по пять детей и одному взрослому, выбирались из города. Бежали по лесам, болотам, через пожары. Обожженные ноги, усталость, жажда и голод… Не описать всех ужасов, выпавших на долю детей. Очень много ребятишек тогда погибло. Оставшихся, больных и истощенных, привезли в Барнаул. Помню, встретили нас хорошо, одели, накормили и после увезли в Ребриху. Там только организовали детский дом…

Рано повзрослевшим ребятам нередко приходилось подменять воспитателей, которые буквально сутками работали в детском доме. Подростки понимали, что и взрослые должны хоть немного отдыхать. Надежда с малых лет поняла, что ее призвание — воспитывать детей. В 1949 году в Горно-Алтайском педучилище открыли отделение «воспитатель детского дома и учитель начальных классов», куда набирали воспитанников детских домов со всего края. Это был один-единственный набор. Позади успешная сдача экзаменов, а впереди — студенческая жизнь, полная приятных моментов и тяжких испытаний. Студенты жили в общежитии, спали на соломенных матрасах, укрывались одеялами без простыней, но тогда никто не думал о комфорте, только бы учиться. А учили здесь всему, что пригодится в жизни, — помимо основной программы девчонки постигали азы шитья, кулинарии, ухода за больными. Стипендия была небольшая, всего 27 рублей, из которых три рубля приходилось отдавать за общежитие, а на оставшиеся — жить целый месяц! Обычно в столовой брали только чай, хлеб, суп-лапшу без мяса. Тем не менее никто не унывал, учеба захватывала, ведь столько интересного и нужного предстояло постичь.

— Когда выходила из детского дома, — вспоминает Надежда Семеновна, – на мне были летнее платье и туфли. Так и приехала в педучилище. Наступили холода, и учебу пришлось пропускать. Половина студентов шли на занятия, а другие сидели в общежитии: надеть было нечего. На следующий день мы менялись. Директор, узнав об этом, помог решить проблему — из детских домов выслали одежду и обувь. Мы стремились учиться хорошо, поскольку понимали: в случае отчисления дороги назад в детский дом нет, а идти нам больше некуда.

После окончания педучилища Надежду направили работать воспитателем в Шелаболихинский детский дом. Втроем с подружками поехали в Шелаболиху, где молодым специалистам выделили квартиру на троих. Поработав немного в детском доме, она перевелась в райком комсомола. Но тяга к детям взяла свое — в 1956 году она в качестве пионервожатой и воспитателя переступила порог Горно-Алтайского детского дома. Тогда он располагался в здании нынешнего Республиканского классического лицея. Малыши и школьники, всего около 150 человек, вскоре стали для нашей героини родными. Она спешила домой приготовить на скорую руку обед для семьи, самой перекусить, если на это останется время, — и назад, к своим воспитанникам, чтобы окружить вниманием и заботой свою вторую семью – детдомовскую… Для многих мальчишек и девчонок Надежда Семеновна стала настоящей мамой, дарившей свое поистине огромное сердце. В водовороте событий она забывала о времени, не мыслила себя без детей! И они платили ей искренней любовью. 42 года проработала Надежда Семеновна в детском доме. Вместе с ней в детском доме бок о бок трудились талантливые, добрые и мудрые сотрудники, о которых её самые теплые воспоминания. Это Ю.Я. Семенова, В.П. Ендовицкая, Л.К. Паршина, А.Т. Шипунова, Н.А. Зрелкина, Т.П. Казакова, Е.Н. Захарьева и многие другие, отдавшие воспитанникам частичку своей души и сердца. Они приложили максимум усилий для того, чтобы дети, обделенные судьбой, нашли в детдоме тепло родительского дома, уют, обрели уверенность в своем завтрашнем дне.

— Порой было очень трудно найти подход к ребятишкам. — признается Надежда Семеновна. — Они отличались от домашних тем, что в их душе таилась какая-то обида на весь свет. Но мы старались найти общий язык даже с самыми задиристыми и ершистыми.

Тогда при детском доме было большое подсобное хозяйство: держали коров, лошадей, кур, кроликов, пасеку. В районе кирпичного завода располагался трудовой лагерь, где все лето жили воспитанники. Ходили туда пешком, пять километров туда и пять — обратно, дружно запевая песни. В лагере не только отдыхали, но и работали, выращивали картофель, капусту, морковь. Дети с удовольствием сажали, пололи овощи и собирали урожай. Не было случая, чтобы кто-то ленился.

— Выпускники тех лет выходили из детского дома с большим багажом знаний и умений. Приспособленные к жизни, они становились хорошими женами, хозяйками, мужьями, которые все умели делать своими руками, — говорит Надежда Семеновна. – Девочки учились шить, готовить, вести домашнее хозяйство, мальчики охотно осваивали столярное ремесло. У нас был стенд, где выставлялись оценки за дежурство по спальням, столовой. В конце месяца подводили итоги, лучший отряд награждали. Желание быть лучшими являлось большим стимулом стараться делать все с душой. Да и к урокам относились добросовестно, пропусков практически не было.

Часто особо отличившихся в труде и учебе воспитанников возили на экскурсии в Москву, Ленинград, Ульяновск, Казань. Где бы ни бывали ребята, всегда удивляли своей вежливостью и скромностью.

Надежда Семеновна с улыбкой вспоминает большую ватагу ребят:

— Бывало, придут ко мне домой, поставим во дворе чугунок, наварим картошки, нарвем огурцов. Под яблоней стоял большой стол, куда мы все вместе усаживались. Уплетая за обе щеки горячий картофель, ребята делились со мной своими радостями и переживаниями. Для них я была не просто воспитателем, а другом, который всегда поможет и поддержит.

Даже сейчас, когда Н.С. Алекова давно на пенсии, ее никто не забывает. Дети выросли, кто-то уехал, кто-то остался здесь, в Горном Алтае, но связь они постоянно поддерживают. Они пишут любимому воспитателю, звонят, приезжают в гости. Надежда Семеновна рада, что у большинства ее воспитанников судьба сложилась благополучно, значит, не зря столько лет отдала она детскому дому.

Елена Прибытько.