«Не космос — метры грунта  надо мной…»

«Не космос — метры грунта надо мной…»

19.02.2014 0 Автор Администратор

Самой опасной профессией в мирное время, по заключению Международной организации труда, признана профессия шахтера. И не только из-за частых травм и несчастных случаев на производстве, но и по причине сильнейшего нервного перенапряжения людей, работающих под землей. Сами подумайте, каково это: регулярно ощущать, что над тобой находится несколько сот метров тверди, что, если случится – не дай бог, конечно, – ЧП, твое рабочее место превратится в твою же могилу…

На земле

Шахты у нас вызывают стойкую ассоциацию с Кемеровской областью. Однако и в нашем регионе есть большое производство, где используется шахтерский труд. Рудник «Веселый» в Чойском районе действует 64-й год, хотя, по словам старожилов, добыча золота велась здесь и раньше. Золотоискателей даже не призывали на фронт.

Ныне рудник – успешное предприятие, которое ежегодно выплачивает более ста миллионов (!) рублей налогов, чуть меньше половины этой суммы остается в республике.

Людям, своим тяжелым трудом создающим материальную базу региона, необходимо особое внимание, в том числе и со стороны законодателей. В первом полугодии планируется принять поправки в Закон РА «О ветеранах труда Республики Алтай», которые напрямую затрагивают интересы шахтеров. Чтобы обсудить грядущие изменения, выслушать мнения и воочию увидеть, как работают представители этой профессии, в Веселую Сейку приехали спикер Госсобрания Иван Белеков и вице-спикер, председатель комитета по бюджету и налоговой политике Татьяна Гигель.

На встрече с работниками рудника парламентарии подробно остановились на сути вносимых изменений в закон. Дело в том, что сейчас шахтеры могут получить звание ветерана труда Республики Алтай (а значит, и определенные льготы) только при наличии заработанного на территории Горно-Алтайской автономной области и Республики Алтай общего стажа 40 лет для мужчин и 35 – для женщин, то есть на одних основаниях с остальными. Но отдавшие работе под землей 15 – 25 лет в один голос утверждают: «добрать» необходимые для присвоения статуса годы очень непросто — здоровья «подземная жизнь» не прибавляет. Так что стать ветераном труда регионального значения имел возможность редкий шахтер.

Изменения же предполагают снижение для этой категории работников планки стажа на пять лет — до 35 и 30 лет для мужчин и женщин соответственно. Коснутся перемены примерно 140 человек. Первый транш на реализацию вопроса – 1,1 млн. рублей. С одной стороны, приличные деньги, с другой – направлены они будут на восстановление социальной справедливости, а это гораздо дороже.

Генеральный директор ОАО «Рудник «Веселый» Сергей Ионов поблагодарил за заботу и подчеркнул, что Веселая Сейка – единственный населенный пункт в республике – включена в реестр моногородов России. То есть ресурсы для дальнейшего развития неплохие, учитывая данные геологоразведки и пробность добываемого золота – одну из самых высоких в стране.

После встречи в управлении рудника высокие гости, а также журналисты республиканских СМИ в сопровождении заместителя гендиректора предприятия Александра Шаврина, главного инженера Андрея Казанцева и главы поселения Евгения Ложкина побывали непосредственно на рабочих местах «виновников» законопроекта.

Под землей

Шахта рудника имеет два горизонта – 180 и 220 метров под землей. Мы спустились на тот, что ближе к поверхности, хотя категории «ближе – дальше» теряют всякий смысл, когда над тобой оказываются десятки метров грунта.

Внизу нас ждал маленький состав из вагонеток, на котором предстояло проехать около двух километров. Это расстояние мы преодолевали минут семь, хотя казалось, что состав несется с бешеной скоростью.

Добрались до места. Нам рекомендовали не отставать от проводников: заблудиться в тоннелях несведущему человеку – проще простого. Недаром новичков-шахтеров здесь сначала проводят по маршрутам, чтобы они хорошо запомнили «пути-дорожки».

В шахте было достаточно тепло (где-то плюс семь градусов), чтобы чувствовать себя комфортно в теплой одежде. Мерзли только ноги, и это несмотря на шерстяные носки и портянки. Приходилось идти по холодной воде, она стоит здесь постоянно, а если ее не откачивать – затопит все полости. Единственное сухое место, которые мы увидели, — комната отдыха: помещение с длинным столом и лавками, где ребята обедают. Еду они приносят из столовой предприятия в контейнерах, а потом разогревают в микроволновке. Трудятся шахтеры по 12 часов, шахта работает в две смены. График работы – 15 дней через 15, многим он очень нравится, особенно вахтовикам. Таковых на руднике немало. Им предоставляется общежитие, в котором они оплачивают только воду и свет, использованные сверх выделенных лимитов. Проезд до места проживания — тоже за счет рудника, а еще доплата по 200 рублей в день.

Под землей мы заметили много молодых лиц. Главный инженер подтвердил: молодежь сюда идет. Кто-то – по стопам отцов, кто-то – в погоне за хорошей зарплатой. Немаловажным для выбора шахты в качестве места работы является и тот факт, что для устройства не требуется образования. Необходимые навыки и знания желающие получают в организованном на руднике учебном классе.

Те работяги, с которыми нам удалось пообщаться, на условия труда не жаловались. Единственная озвученная проблема касалась здравоохранения: в Веселой Сейке до прошлого года была хорошая участковая больница со стационаром на 35 коек. В результате реорганизации теперь нет ни стационара, ни даже ночных дежурств. Шахтеры рассказали о недавнем случае с коллегой: у его ребенка ночью поднялась температура, он повез его в Чою, в райбольницу. Прокатался полночи, а с утра – на работу. Да и как без постоянного медицинского дежурства там, где находится опасное производство? При этом население самого села увеличивается, уже сейчас здесь проживают больше 1700 человек.

Конечно, наша экскурсия дала лишь поверхностное представление о шахтерской профессии, однако и этого хватило, чтобы понять, насколько тяжел – в психологическом и прямом физическом смысле — этот труд. Чего только стоит 40-килограммовый перфоратор, основной инструмент шахтеров! Недаром у большинства из них через несколько лет развивается вибрационная болезнь.

Мы провели в подземелье около часа. Но этого времени хватило, чтобы соскучиться по солнечному свету и морозному воздуху. А у хозяев шахты впереди оставалось еще полсмены…

Компетентно

Мнения по поводу вносимых изменений в закон и свои впечатления от знакомства с работой шахтера высказали спикер и вице-спикер парламента.

И.И. Белеков:
— Возможность увидеть своими глазами, как добывается золото, мало кому выпадает. Эта отрасль достаточно закрытая. Поэтому я очень благодарен администрации рудника в лице его генерального директора С.Н. Ионова, который нам такую возможность предоставил. Теперь не с чужих слов, а сам знаю, насколько профессия шахтера опасна и что в шахтах могут работать только смелые и волевые люди. Когда побываешь под землей, на глубине от 200 до 300 метров, как-то по-другому начинаешь ценить жизнь, солнце, тот же снег…

С шахтерами мы говорили не на отвлеченные темы. Разговор коснулся внесения конкретных поправок в Закон РА «О ветеранах труда Республики Алтай». Наше сообщение о том, что возможность получить это звание в ближайшем будущем станет вполне реальной, они восприняли с большим одобрением. При этом не скрывали: это почетно. В то же время не менее важно, что с вступлением в силу закона они будут иметь возможность получить ряд льгот, которые ни в одной семье лишними не будут.

Кстати, врио главы региона А.В. Бердников с особым вниманием отнесся к проблеме улучшения социального положения шахтеров республики. Он высказал свое согласие рассмотреть этот вопрос особо и решить его при появлении финансовой возможности.

Т.А. Гигель:
— Знаете, я всегда относилась к шахтерам с особым уважением. Но после того, как побывала непосредственно в шахте и своими глазами увидела условия их труда, поняла, что мои представления об этой профессии были недостаточными. Теперь знаю: стать специалистом в этой области может не каждый. Шахта — это далеко не современный офис. Кругом сырость, темнота, а в руках огромный отбойный молоток, который, надо полагать, весит не двести граммов. Приходится работать изо дня в день на глубине 180, 220 метров. Каждый рабочий день шахтера связан с риском для жизни, при том эти люди не разучились улыбаться.

Конечно, хорошо, что введение ряда льгот для представителей этой профессии оказалось в поле зрения депутатов. Хотя если посмотреть на эту проблему с другой стороны, то вопросов остается больше, чем ответов. Несмотря на то что мы живем в век «инновационных технологий», условия труда в шахтах мало меняются, в этом мы убедились лично. И если мы не будем более внимательно относиться к проблемам этой категории тружеников, то перспективность профессии в будущем будет под большим вопросом. Хотя именно эта отрасль приносит солидные налогоотчисления. Только «Рудник «Веселый» делает отчисления во все фонды, в том числе региональные, более чем на 100 млн. рублей. Согласитесь, это большие деньги.

Ольга ДЕНЧИК.

1_1 2_1 3