Л.А. Сары-сэп Канзачаков:  мысли об автономии

Л.А. Сары-сэп Канзачаков: мысли об автономии

15.04.2016 0 Автор Администратор

Село Улала 1926 гПредлагаем вниманию наших читателей статью члена Союза журналистов РФ Иннокентия Тенгерекова, в которой приведены исследования биографического пути Леонида Алексеевича Сары-сэп Канзычакова – государственного деятеля России и Ойротской автономной области первой половины ХХ века. Как отмечает автор, в работе использован материал, собранный в государственных архивах Новосибирска, Барнаула и Горно-Алтайска. Данная статья публикуется впервые. К сведению: изучение исторического наследия Л.А. Сары-сэп Канзачакова в республике ведут заслуженный юрист РФ Д.И. Табаев и к.и.н. Г.П. Самаев.

Леонид Алексеевич Сары-сэп Канзачаков — видный государственный и политический деятель Российской Федерации, основатель Ойротской автономной области — родился в семье священника Алексия Канзачакова в селе Чёрный Ануй Бийского округа Томской губернии 14 апреля (27 апреля по старому стилю) 1891 года, алтаец.
В 1909-м Л.А. Канзачаков успешно сдал экстерном экзамен за курс Томской учительской семинарии. С получением свидетельства об окончании Томской учительской семинарии он устраивается на работу в миссионерскую школу в селе Усть-Кан. Оставив преподавательскую деятельность, переходит в Усть-Кане на должность сельского писаря.
В 1915 г. в связи с войной с Германией Л.А. Канзачакова мобилизуют в ряды Русской армии. После прохождения краткосрочной начальной военной подготовки его направляют на фронт в составе 24-го Сибирского стрелкового полка V Сибирского стрелкового корпуса XI Армии. Службу он проходит в чине фельдфебеля пулеметной вьючной команды до октября 1917 г.
После Октябрьского переворота возвращается на Алтай, где активно включается в национальное движение алтайского народа. В ноябре 1917 г. его направляют на работу в Кузнецкий отдел Горной Думы. В марте 1918 г. Л.А. Канзачакова избирают делегатом на Учредительный съезд, созванный Алтайской Горной Думой, на котором рассматривается вопрос об автономии инородцев. На съезде Алтайскую Горную Думу реорганизуют в Каракорум-Алтайскую управу, Л.А. Канзачаков становится председателем Кузнецкого отдела Каракорум-Алтайской управы. Выполняя решение съезда, он переносит резиденцию отдела из Кузнецка в село Осиновское. Советы не устраивала деятельность Кузнецкого отдела Каракорум-Алтайской управы, советская власть в июне — июле 1918 года производит арест Л.А. Канзачакова и его сподвижников. В 1919 году Каракорум-Алтайская управа была ликвидирована советской властью.
Освободившись из тюремного заключения благодаря белому движению, Л.А. Канзачаков работает в сёлах Килиниха, Сибирячиха, Огни и Маралиха-Крутишка. Восстание против адмирала А.В. Колчака застало Л.А. Канзачакова в Маралихе-Крутишке, где он работал сельским писарем. Вступив в партизанское движение, стал секретарём партизанского штаба.
В 1920 году Л.А. Канзачаков встречается с бывшим Председателем Каракорум-Алтайской управы В.Т. Тибер-Петровым, который оказался в высшем органе исполнительной власти на территории Сибири – в Сибирском революционном комитете. 17 февраля 1921 года Л.А. Канзачаков в качестве делегата от алтайского народа принимает участие в первом Совещании представителей туземцев Сибири. На этом совещании по рекомендации В.Т. Тибер-Петрова Л.А. Канзачакова назначают заведующим алтайским подотделом губернского отдела по делам национальностей в Алтайском губернском исполнительном комитете.
Деятельность отдела по делам национальностей началась с апреля 1921 года. Л.А. Канзачаков заведовал в этом отделе одновременно двумя подотделами — алтайским и информационным, затем алтайским и организационно-инструкторским. Помимо работы в отделе по делам национальностей он также работал в губернском отделе народного образования, где был председателем Совета по просвещению национальностей, возглавляя алтайскую секцию того же подотдела.
Оказавшись в высших властных структурах Сибири, два бывших каракорумовца – Л.А. Сары-сэп Канзачаков и В.Т. Тибер-Петров, используя свои полномочия, возобновили работу по автономии инородцев Сибири. Бывшие их сподвижники-каракорумовцы были объявлены советской властью врагами народа. По ходатайству Л.А. Канзачакова на работу в отдел по делам национальностей был принят один из бывших активных деятелей Каракорум-Алтайской управы Василий Кондратьевич Манеев.
8 июля 1921 года в Томске состоялось совещание представителей коренного населения Горно-Алтайского, Бийского и Ачинского уездов, созванное представительством Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР при Сибирском революционном комитете. На совещании был заслушан доклад бывшего каракорумовца учёного этнографа, профессора Томского университета Василия Ивановича Анучина «Об организации южно-сибирских тюрков в автономную республику».
Представительство Народного Комиссариата РСФСР при Сибревкоме в августе 1921 года проводит совещание заведующих губернскими и уездными отделами по делам национальностей. На совещании с докладами о тюрках Южной Сибири и необходимости предоставления им самоуправления в виде автономной республики в составе РСФСР выступили Л.А. Канзачаков и профессор В.И. Анучин. Представительство Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР одобрило идею Л.А. Канзачакова и В.И. Анучина об организации тюрков Южной Сибири в автономную республику в составе РСФСР. Совещание приняло решение направить в Москву делегацию в составе Л.А. Канзачакова и заведующего отделом нацменьшинств Сибревкома А.О. Плич для решения данного вопроса в Народном Комиссариате по делам национальностей РСФСР.
Для представления в Народный Комиссариат по делам национальностей РСФСР Л.А. Канзачаков подготовил «Краткую докладную записку «Ойрат», подписанную им самим, представителем Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР при Сибревкоме Л.С. Пинхасиком и А.О. Плич. К докладу была приложена карта, на которой были отмечены границы будущей автономной республики. По проекту автономная республика включала в себя Горно-Алтайский уезд и некоторые волости Бийского, Кузнецкого и Минусинского уездов, т.е. земли, на которых компактно проживали сибирские тюрки. Площадь автономной республики составляла примерно 195,7 тыс. кв. км, население — 208,7 тыс. человек, из них сибирских тюрков — 135,6 тыс. человек.
31 августа 1921 года, находясь в Москве, Л.А. Канзачаков за своей подписью заместителя заведующего Алтайским губнацем подготовил ещё одну докладную записку, касающуюся амнистии «культурных работников туземцев юга Сибири», выступивших против советской власти и раскаявшихся в содеянном. Практически вся национальная интеллигенция восприняла советскую власть в штыки, из бывших каракорумовцев избежали преследования только двое – это сам Л.А. Сары-сэп Канзачаков и В.Т. Тибер-Петров. Амнистия для национальной интеллигенции была отдушиной в новой социалистической действительности.
3 сентября 1921 года Л.А. Канзачаков сдаёт в аппарат Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР обе докладные записки. 5 сентября того же года коллегией Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР была рассмотрена докладная записка об автономии тюрков юга Сибири, где с докладом выступил Л.А. Канзачаков. В принятом коллегией постановлении говорится: «Ввиду поднятого вопроса об образовании автономной единицы из алтайских народностей в пределах Кузнецкого, Минусинского и Горно-Алтайского уездов просить ЦК РКП(б) запросить у Сибревкома и Сиббюро их принципиальное отношение к этому вопросу с требованием срочного ответа». Кроме того, коллегия поручила члену коллегии Отто Яновичу Карклину «довести до сведения ЦК РКП(б) предложения Наркомнаца по этому вопросу».
20 октября 1921 г. Сиббюро ЦК РКП(б) на своём заседании рассмотрело запрос Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР. Члены Сиббюро ЦК РКП(б) идею автономии для сибирских тюрков не поддержали: «Признать организацию автономной Алтайской области нецелесообразной. Поручить т. Чуцкаеву сформулировать настоящее постановление». На этом же заседании Сиббюро рассмотрело проект амнистии и вынесло своё заключение: «Все замазанные в событиях 1917 — 1918 гг. туземной области» могут быть амнистированы, и выдвинуло требование, чтобы «амнистия не распространялась на лиц, выступавших против советской власти с оружием в руках в 1920 и 1921 гг.».
29 октября 1921 года Л.А. Канзачаков как представитель алтайского народа принимает участие в заседании коллегии Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР, на котором было рассмотрено «Заключение Сиббюро ЦК РКП(б) по вопросу Алтайской автономии». Заслушав сообщение О.Я. Карклина о заключении Сиббюро ЦК РКП(б), коллегия создала комиссию по изучению вопроса Алтайской автономии в составе Мирсаида Султан-Галиева, Г.Г. Клингера, А.О. Плича. 4 ноября 1921 года под председательством Мирсаида Султан-Галиева состоялось заседание комиссии, на котором рассмотрели:
1. Краткую докладную записку об образовании автономной единицы.
2. Заключение Сиббюро ЦК РКП(б).
3. Материалы, представленные Л.А. Сары-сэп Канзачаковым по этому вопросу.
Комиссия изучила представленные документы, выслушала возражения против заключения Сиббюро ЦК РКП(б) представителя алтайского народа Л.А. Сары-сэп Канзачакова и вынесла решение, что «ни один из доводов Сиббюро ЦК РКП(б)… против образования автономной единицы… нельзя считать веским и обоснованным». Комиссия предложила назвать предполагаемую «область» Ойрато-Хакасской.
10 ноября 1921 года на заседании коллегии Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР был заслушан доклад Густава Гаспаровича Клингера, который сообщил, что «комиссия не согласна с заключением Сибревкома и Сиббюро и полностью поддерживает проект представителя алтайских народов». Леонид Алексеевич Сары-сэп Канзачаков участвовал в работе коллегии в качестве председателя комиссии по изучению вопроса об алтайской автономии. Коллегия вынесла своё решение: «Согласиться с мнением комиссии и внести в Центральный Комитет РКП(б) вопрос о создании автономии».
11 ноября 1921 года Л.А. Канзачаков обращается с просьбой к народному комиссару по делам национальностей И.В. Сталину о выдаче ему отношения, адресованного Сиббюро ЦК РКП(б), о содействии созыву совещания коренного населения предполагаемого автономного образования.
18 ноября 1921 года на заседании организационного бюро ЦК РКП(б) было рассмотрено обращение Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР от 10.11.1921 г., на котором Л.А. Сары-сэп Канзачаков участвовал в качестве председателя Комиссии Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР по изучению вопроса об Алтайской автономии. Оргбюро ЦК РКП(б) постановило: «Не возражать против созыва совещания алтайских народов на предмет их волеизлияния». Выписку из протокола заседания оргбюро ЦК РКП(б) подписали секретарь ЦК РКП(б) Вячеслав Михайлович Молотов, председатель комиссии Леонид Алексеевич Сары-сэп Канзачаков. В еженедельном органе Народного Комиссариата по делам национальностей РСФСР газете «Жизнь национальностей» публикуется статья Л.А. Канзачакова «Туземцы юга Алтая».

Продолжение в следующем номере.

И.С. Тенгереков,
член Союза журналистов Российской Федерации