С наблюдательного пункта отделения (пограничной заставы) им. Ивана Стрельникова остров Даманский виден как на ладони. Неожиданно маленький — метров 600 в ширину, около 1,5 километров в длину, он вытянулся вдоль китайского берега, отделенный от него лишь узкой протокой. Весной, в период половодья, остров полностью скрывается под водой. Всё так же, как и 48 лет назад. Но сегодня называется эта земля Чжень Бао Дао. В переводе с китайского означает «драгоценный».

 Почему Даманский?

После смерти Сталина начался период охлаждения в советско-китайских отношениях. Проводимый в СССР курс на «десталинизацию» ставил под угрозу культ самого «великого Мао», который с 50-х годов начал складываться в Китае. В 1960 году отношения между странами обострились до предела, и на границе, протяжённостью более чем 7,5 тысяч километров, то и дело стали возникать конфликты.

Западная пресса активно раздувала подброшенную КНР идею о том, что СССР незаконно владеет огромными территориями в 1,5 миллиона квадратных километров. Капиталистический мир, в период советско-китайской дружбы сильно напуганный «красно-жёлтой» угрозой, теперь потирал руки в предвкушении столкновения двух социалистических держав. В такой ситуации требовался лишь повод для развязывания боевых действий. И таким поводом стал спорный остров на реке Уссури.

Мировая практика говорит, что граница между государствами на судоходных реках проходит, как правило, по главному фарватеру. В ситуации с Даманским дело обстояло иначе. Граница здесь была проведена по урезу китайского берега. И красную линию  на карте проложили еще в 1860 году.

 5000 провокаций

Для СССР, который ещё не оправился после Второй мировой войны, вооружённый конфликт, а тем более полномасштабные военные действия с ядерной державой были не нужны и крайне опасны. Только этим можно объяснить то удивительное терпение, с которым советские пограничники переносили постоянные провокации со стороны «китайских товарищей» в приграничных территориях. В одном только 1962 году произошло более пяти тысяч (!) различных нарушений режима границы гражданами Китая.

Пограничники врукопашную сходились с толпами китайцев, кратно превосходивших их по численности. Буквально руками выталкивали их с острова и, стиснув зубы, терпели. Вступать в конфликт было запрещено — того требовала арена большой политики.

2 марта

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года около 300 вооруженных китайских военнослужащих (точных данных нет, так как в Китае они до сих пор засекречены) переправились на Даманский и залегли на более высоком западном берегу острова. Китайцы знали, что по прогнозу обещали метель; в ту ночь действительно снег валил сплошной стеной, сводя видимость к нулю. Знали, что у застав возле Даманского неудачное расположение – они далеко от отряда, и помощь будет идти долго. В курсе они были и того, что на 2-е число намечены военные учения, и весь резерв погранотряда уйдет, так что помочь будет некому.

В 10.40 на заставу «Нижне-Михайловка» поступил доклад от поста наблюдения, что в направлении Даманского движется группа вооружённых людей численностью до 30 человек. На место событий выехало 32 советских пограничника, в том числе начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников, на двух автомобилях ГАЗ и одном БТР-60ПБ. По  сути, пограничники выехали разбираться с очередной провокацией. Они просто               не знали, что их заманивают в ловушку. 

Стрельников взял с собой семерых, остальных оставил в запасе. Когда они приблизились к китайской группе, по пограничникам в упор открыли  шквальный огонь. Оставшиеся в резерве бойцы кинулись помогать, но вторая засада ударила им в спину. За первые 15 минут погибли сразу 18 пограничников…

Командование на себя взял младший сержант Юрий Бабанский. Удалось связаться с соседней заставой «Кулебякины сопки». Оттуда на помощь выдвинулся  на БТР начальник заставы старший лейтенант Виталий Бубенин с 20 бойцами.  Из воспоминаний Виталия Бубенина, Героя Советского Союза, участника Даманских событий:

«От моей заставы до Даманского было 18 километров по льду Уссури. Со мной было 22 человека. Когда БТР поравнялся с островом, мы услышали сильную стрельбу. Развернувшись цепью, пошли в глубь Даманского. Столкнулись со взводом китайцев, завязался бой. И тут со всего вала по нам ударили десятки пулеметов, сотни автоматов. Это был настоящий ад. Меня ранило и контузило.

Назад, к БТРу, нас вышло пятеро. Мы поехали вокруг острова, чтобы ударить с тыла — на Даманском отбивались наши раненые товарищи. И тут увидели, что с китайского берега идет еще рота подкрепления — около ста человек. Я находился за пулеметом и еще на подходе открыл огонь. Наш бронетранспортер буквально изрешетили, потом он вспыхнул. Меня к тому времени контузило и ранило еще раз. Всех, кто уцелел, вытащил механик, спасибо ему.

Потом мы пересели на другую машину, которая подоспела с моей заставы, и снова двинулись к Даманскому. Во время боя и ее подбили. Раненые поползли через лед, а мы с тремя солдатами собрали кое-какое оружие и опять пошли на проклятый остров..

Маневр Бубенина был настолько дерзким и неожиданным, что ряды противников дрогнули. Китайцы оказались в окружении: с одной стороны их поливал огнем бронетранспортер начальника заставы, с другой обстреливала группа Юрия Бабанского.

«Конечно, еще можно было отойти, вернуться на заставу, дождаться подкрепления из отряда. Но нас охватила такая лютая злоба, что в те минуты хотелось только одного — положить их как можно больше. За ребят, за себя, за эту вот пядь никому не нужной, но все равно нашей земли» — вспоминал Юрий Бабанский, за проявленный героизм удостоенный звания Героя Советского Союза.

В результате боя, который продолжался около 5 часов, погиб 31 советский пограничник. Еще 15 солдат и офицеров были ранены.

…Нижне-Михайловка оплакивала погибших. В нескольких метрах от казармы стали копать братскую могилу. Мерзлая земля не хотела поддаваться. Не помогли ни ломики, ни специально привезенный на заставу компрессор. Проблему решили по-военному просто. Начинили землю взрывчаткой, а ночью рванули. Комья полетели в стороны, в казармах со звоном посыпались стекла. Кто-то решил, что заставу обстреливают китайские танки…

6 марта в огромную братскую могилу опустили 20 гробов. Днем позже были преданы земле тела погибших офицеров — Николая Буйневича и Ивана Стрельникова. Еще 9 солдат были похоронены на заставе «Кулебякины Сопки».

15 марта

После отступления 2 марта китайцы стали готовить к боевым действиям 24-й пехотный полк численностью 5 тысяч человек.  Ранним утром 15 марта они вновь предприняли попытку захвата острова.

Из воспоминаний пограничника подполковника Николая Ивановича Попова (в 1969 году он служил заместителем начальника заставы «Марково»  и, когда начались Даманские события, находился в отряде):

«Как только рассвело, китайцы включили свою громкоговорящую установку и начали трансляцию: «Офицеры и солдаты советской армии! Вы нарушили границу Китайской Народной Республики!» С нашей стороны тоже включили громкоговоритель. Он вещал на китайском языке. Такая словесная перепалка шла, наверное, часа два. Примерно около 10 часов утра китайцы открыли плотный артиллерийский  и минометный огонь».

Бой продолжался уже около 7 часов. Несколько раз остров Даманский переходил из рук в руки. Стало понятно, что силы слишком неравны.

Согласно указанию Политбюро ЦК КПСС ни в коем случае нельзя было вводить в конфликт советскую армию. Ситуация складывалась критическая — пограничники оставались один на один с многократно превосходящими по численностями подразделениями Китайской армии. И тогда командующий войсками Дальневосточного военного округа генерал-полковник Олег Лосик на свой страх и риск отдаёт приказ, который, возможно, заставил их отказаться от полномасштабной вооружённой агрессии против СССР.

В бой были введены реактивные системы залпового огня «Град».                 Их огнём уже  через 10 минут были практически сметены все сосредоточенные в районе Даманского китайские подразделения. Те, кто уцелели, начали отход с острова. После 15 марта серьёзных попыток овладеть Даманским они больше не предпринимали.

Земля скорби

С сентября 1969 года между СССР и КНР состоялся целый ряд переговоров о пересмотре российско-китайской границы. Точку в российской истории Даманского поставил Борис Ельцин — в 1991 году он подписал Указ, по которому остров отошел КНР….

Он воистину «драгоценный» — остров Даманский. Жизнь 58 солдат  и  4 офицеров  оборвалась здесь, на этом клочке суши, на который теперь нам можно только смотреть. Земля скорби. Как там у Высоцкого? «Души павших хрипят…». Говорят, солдат умирает дважды, и второй раз — когда о нём забывают.  И нам нельзя о них забывать. Никак нельзя.

О Н.И. Попове

Каждый год в марте, после страшной весны 1969 года,  на погранзаставу им. Ивана Стрельникова приезжали матери, чтобы помянуть сыновей. Теперь, наверное, в живых из них никого не осталось. Однако каждый год к дальнереченским пограничникам едут ветераны. Вот и подполковник Николай Иванович Попов, о котором мы рассказывали выше, слава богу, жив и здравствует. Живет в Белокурихе Алтайского края. В начале марта выехал в гости в родной Дальнереченский отряд (сейчас называется Служба в г. Дальнереченск). Николай Иванович проедет по всем подразделениям Службы. Невероятно, но на протяжении уже нескольких десятков лет он собирает по крупицам историю боев за остров Даманский. По его возвращении мы встретимся с ветераном и на страницах «Звезды Алтая» расскажем об этой встрече, которая обещает стать невероятно интересной. 

 

Подготовила Алена Комогорцева

Фото: fuyuan.ru

Добавить комментарий