Радикализация молодежи: что с этим делать?

Радикализация молодежи: что с этим делать?

14.12.2018 0 Автор Журналист

На состоявшемся в Москве ежегодном Совещании руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств  — партнеров ФСБ России помимо традиционной и основополагающей темы — международного терроризма, внимание участников встречи было сосредоточено на проблеме молодежного экстремизма. С такой остротой этот вопрос еще не звучал.

«С этим надо что-то делать. Здесь такой замес  — националистический, анархистский, левый, правый, исламистский, но суть в том, что люди гибнут», – эта цитата из уст главы ФСБ России Александра Бортникова разошлась по ведущим российским СМИ.

Директор ФСБ отметил, что в последнее время наметился явный рост преступлений на идеологической почве среди подростков. И ряд происшествий, потрясших осенью 2018 года Россию, это подтверждает.

Подростку, взорвавшему себя в здании ФСБ в Архангельске, было 17 лет. Школьнику из Москвы, общавшемуся  с архангельским подрывником, на момент задержания было 14 лет. У него нашли самодельное взрывное устройство. Немногим ранее в сети незамеченной прошла скупая информация о том, что сотрудники ФСБ и СОБРа задержали членов военизированного националистического объединения E.N.O.T, организовавших специализированные лагеря, где подростков обучали стрельбе и взрывному делу.

«Неконтролируемый рост молодежного экстремизма отчасти стал следствием политики Запада», — утверждают конфликтологи. Действительно,  в странах Запада «лояльны  к радикально настроенным объединениям и стараются сохранить их активность на безопасном для  общества уровне. Это в интересах крупных финансовых и политических структур, использующих эти силы в нужном для себя направлении. 

Показательный примером в данном случае служит государственный переворот на Украине. Захват власти проходил с участием членов неонацистких организаций «Правый сектор», «Тризуб имени Степана Бандеры» и их зарубежных «коллег».

В России проблема экстремизма среди молодежи в столь обостренном виде возникла сейчас. Рост обвинений в экстремизме молодых и даже юных граждан, свидетельствует об отсутствии должных мер, работающих по принципу «лучше профилактика, чем лечение». После событий в Керчи ФСБ России только в октябре предотвратила «целый ряд реальных нападений на школы». Об этом сообщил заместитель начальника управления ФСБ России Сергей Егоров. Других подробностей он не привел, добавив лишь, что это не было связано с международным терроризмом. Можно ли облегченно вздохнуть? Вряд ли. Так ли велика разница между радикально настроенной молодежью и какой-либо террористической ячейкой?

Закономерным ответом выглядит решение, озвученное Александром  Бортниковым: «Федеральная служба безопасности представит президенту свои предложения по решению проблемы радикализации молодежи; активно работать над решением должны не только силовики, но и органы власти, образовательные учреждения, всё гражданское общество».

 

Пресс-служба Пограничного управления

ФСБ России по Республике Алтай