На столе лежат фотографии фронтовиков, пограничников 28 Ойротского пограничного отряда, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. Черно-белые снимки бойцов и командиров, обладающие необыкновенной притягательной силой.  Одухотворенные лица, прямой честный взгляд с каждого снимка, словно вопрошающий: «А что сделал ты для своего Отечества?»

Всматриваешься в эти фотографии и словно сквозь них видишь кадры военной кинохроники, среди которых  — ложащиеся на стол рапорта со словами: «Прошу направить меня на фронт!»

Действительно, так и было. Василий Иванович Ситников, ветеран-пограничник, служивший в отряде с 1942 года, и живущий ныне в Горно-Алтайске,  вспоминал однажды в разговоре, что пограничники в отряде такие рапорты писали часто, рвались на передовую. Он и сам писал, но всякий раз получал ответ: «Вы нужны здесь».

Из истории 28 ПОГО

И все же большая часть личного состава 28 Ойротского пограничного отряда ушла на фронт в самые напряжённые для страны 1941-1943 годы. Список воинских частей и формирований, куда направляли пограничников из нашего отряда, длинный, однако, в основном в архивных документах указываются 162-я стрелковая Средне-Азиатская Новгород-Северская Краснознаменная ордена Суворова дивизия, почти на сто процентов укомплектованная пограничниками, 175-я стрелковая Уральско-Ковельская Краснознамённая ордена Кутузова дивизия, 106-я стрелковая Забайкальско-Днепровская Краснознаменная ордена Суворова  дивизия 70 армии войск НКВД.

Нурдаев Никита Иванович ушел на фронт из Кош-Агача в феврале 1943-го, из погранотряда, в котором служил с 1937 года. Воевал в  составе перечисленных выше дивизий. Награжден несколькими медалями «За Отвагу». Первой —  в августе 1943 года. «Старший шофер отдельного истребительного противотанкового дивизиона младший сержант Нурдаев Никита Иванович выполнил приказ командира и под сильным артиллерийско-миномётным огнем и огнём танков противника проявил смелость и инициативу, увеличил скорость и прорвался в село Теплое» — говорится в наградном листе.

Приказ о награждении еще одной медалью «За отвагу» датирован 25 января 1945 года.  «Показал себя стойким и смелым воином. 16 января 1945 года, будучи легко раненым в лицо, после перевязки остался в строю, продолжал уничтожать немецких захватчиков и только после вторичного тяжелого ранения 18 января 1945 г. был вынесен с поля боя…» — из наградного листа к медали.  В феврале 1945 года был награжден орденом «Славы» III ст., 11 мая 1945 года — орденом «Красной Звезды».

Корженевский Владимир Каземирович, начальник застав «Аргамджа», «Ташанта» в 1925-1930 годах, ушёл на фронт в 1941 году. Был тяжело ранен в феврале 1943 года и впоследствии комиссован. Надо ли говорить, что таких примеров (читай людей и судеб) – сотни….

Убывали из отряда на западную границу пограничники и накануне войны. Среди них — Евстратов Федор Евстигнеевич, уроженец Московской области.  Он проходил службу начальником пограничной заставы «Чаган-Бургазы».  В 1940 году был направлен в 92 Перемышльский погранотряд НКВД Украинской ССР. Немцы начали штурм приграничного города Перемышля  (сегодня это польский город Пшемысль)  в ночь на 22 июня. Первый удар приняли на себя пограничники. Бывший фельдфебель, который участвовал в атаках, писал: «…Огонь был ужасен! Еще нигде и никогда мы не видели такой стойкости, такого воинского упорства… Сумасшедшие, они предпочитали смерть возможности плена или отхода!»

О! Немцам еще только предстояло сломать хребет о стойкость советских воинов! Пять дней наши части удерживали город Перемышль и были вынужденно сдать его 27 июня. Капитан Евстратов Федор Евстигнеевич в сентябре 1941 года, при выходе 92 отряда из окружения, пропал без вести. Страшно представить, но почти 90% личного состава пограничных застав, первыми принявших удар на западной границе, до сих пор числятся «пропавшими без вести». И факт этот безмолвно красноречив….

К марту 1944 г. войска Красной армии вышли к государственной границе, а еще через несколько месяцев территория нашей Родины была полностью освобождена от захватчиков. Начиная с этого периода, личный состав Ойротского пограничного отряда направлялся на службу в пограничные округа Белоруссии, Украины, Молдавии и других советских республик. Пограничники освобождали эти территории от недобитых фашистов и националистических формирований.

С этими целями в союзные республики были направлены начальники пограничной заставы «Шавла» старшие лейтенанты Ливинов Аркадий Сергеевич и Федоров Фёдор Григорьевич, начальник погранзаставы «Чулушман» ст. лейтенант Важев Дмитрий Капитонович,  лейтенант Патратий Иван Петрович — начальник пограничной заставы «Бертек», старший лейтенант Фетисов Константин Иванович – начальник пограничной заставы «Джумала», десятки солдат и сержантов.

Служили преданно

Многое могут рассказать архивные документы. Взамен уходящих на действующий фронт пограничников, в отряд прибывали молодое поколение и фронтовики после лечения в госпиталях, уже прошедшие горнило войны. Об этом свидетельствует, например, такой факт. Илья Николаевич Сидоров на начало войны служил в 102 пограничном отряде НКВД Карело-Финской ССР. Был ранен в июле 1941 года. Затем, свидетельствуют архивные документы, проходил службу в должности начальника пограничной заставы «Ташанта», после — пограничной заставы  «Тархата».

В 1943 году он снова убыл на фронт. С помощью поиска через различные базы данных об участниках ВОВ, удается найти частичку информации: «В феврале 1945 года лейтенант Илья Сидоров награжден орденом «Великой Отечественной войны» II ст. «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество». Одновременно с прочтением этих строк приходит надежда: может быть, дожил до Победы!

17-летний Василий Иванович Ситников (о нем речь шла выше) в 1942 году охранял объекты в Москве, должен был участвовать в обороне Сталинграда. Весть о том, что его направляют на службу в 28-й Ойротский пограничный отряд, застала его в эшелоне в пути к фронту. Так он оказался в Кош-Агаче и прослужил в отряде до 1949 года. И, сколько бы не писал рапортов, на передовую его так и не отправили.

Вспоминает, что, говорили, мол, призыв был слишком молодой – по 17 лет было ему и другим паренькам в этом эшелоне, шедшем на передовую. Так это или нет, как говорится, другая история, но оказался он на службе в Горном Алтае, на государственной границе. Первое, что бросилось в глаза – совсем мало личного состава на заставах, нехватка лошадей, наряды, длящие по 5-7 суток.

 Однако осознание необходимости нести службу здесь и сейчас было абсолютным. Люди, понимая, что их товарищи гибнут на фронте, трудились на пределе физических и моральных сил…

Жить, значит, служить

Вот и Селиванов Андрей Семенович известие о начале Великой Отечественной войны встретил в строю. Шел 5-ый год его службы в 28 Ойротском пограничном отряде. Конечно, рвался на фронт, но, очевидно, на уже опытного пограничника имелись другие планы и в 1943 году его отправляют на обучение в военно-политическое училище в г. Саратов, где он  в этом же году принимает участие в задержании немецкого диверсанта. После несет службу по охране тыла действующей армии.

Об этом Андрей Семенович писал следующее (орфография сохранена): «Кроме службы по охране госграницы Союза ССР, мне приходилось разоблачать и вылавливать всякую нечисть на границе и в прифронтовом тылу действующей армии. В июле 1943 года немцы сбросили с самолета парашутиста в лес под г. Саратов, я с группой курсантов военного полит.училища  выехали на место его приземления и задержали его. Он оказался шпион-диверсант, в задание которого входило взорвать ж.д. мост через Волгу в г. Саратов-Энгельс и в это время враг бомбил нефтеперегонный завод в г. Саратов».

На различных должностях он прослужил в 28 Ойротской пограничном отряде до ноября 1945 года, затем был переведен начальником 4-го отделения штаба 11-ой Отдельной Лепсинской Погранкомендатуры НКВД Казахского округа (село Лепсинск Талды-Курганской области Казахской ССР).

Всесторонне развитый и увлекающийся, Андрей Семенович сочетал в себе несочетаемое – выполнял боевые задачи, и был одновременно романтиком и философом от природы. Это выяснилось в полной мере уже после того, как его не стало.  Он оставил после себя множество записей –писал и рассуждал на вечные вопросы человечества: что есть Любовь и Судьба, что делает человека счастливым…  Казалось бы, должны быть записи и про службу, но их, до обидного, мало.

Однако забавны и вызывают улыбку его воспоминания, с которыми поделилась дочь Андрея Семеновича – Людмила Андреевна. Например, о том, как он влюбился в светловолосую девчонку — школьницу еще тогда – Аннушку — и ждал несколько лет, когда та «подрастет». Было ему тогда около 26 лет. Стоило окончить любимой Аннушке 10 классов, как бравый, статный пограничник попросил руки своей избранницы у ее родителей. Получив согласие, отправился к начальнику отряда, чтобы получить выходные на свадьбу. Сам со смехом потом вспоминал, что первый вопрос, который задал ему начальник, был: «У них корова есть? Если есть, тогда женись!» Это был 1945 год, Кош-Агач.

Андрей Семенович ушел из жизни в 1998 году, оставив семье самые теплые и светлые о себе воспоминания. Он очень любил Россию и даже в тот самый, тяжело давшийся стране период перестройки и развала СССР, рассуждал, что «Родину надо любить и служить ей преданно в любых обстоятельствах». Он был сильным человеком и оставался солдатом своей Отчизны  до конца.

Живет дело дедов-прадедов

Данные о Селиванове А.С. –  записи, фотографии, воспоминания – передал в Пограничное управление ФСБ России по Республике Алтай его правнук. Он сам несколько лет назад призвался на пограничную службу и есть в этом факте преемственности что-то очень символичное. «Прадед для меня – образец преданного отношения к делу. Подтверждение тому – наградной список. Быть похожим на него — это гордо и ответственно. Он с особым чувством относился к службе, очень любил  Родину. Я не раз представлял себе, что и дед нёс службу в этих же самых местах, ходил этими же тропами, но только 80 лет тому назад…», – говорит Сергей.

Вступила в свои права 75 Победная весна, отвоёванная у фашизма миллионами жизней, солдатскими потом и кровью, слезами вдов и осиротевших детей. Сохранение памяти – святое дело для всех нас. Для них, кто служит сегодня, а это уже правнуки тех, кто воевал, сохранение памяти — дело совершенно естественное и привычное.

Число пограничников отряда, воевавших в годы Великой Отечественной, чей боевой путь установлен достоверно, пока еще мало.  В Пограничном управлении ФСБ России по Республике Алтай продолжается непростая, кропотливая поисковая работа.

В отделении «Солонешенское» на стенде с фотографиями пограничников-фронтовиков появился еще один образ  — Андрей Семенович Селиванов. Внуки и правнуки фронтовиков продолжают благородное дело – служат России, охраняя государственную границу, которая – священна и неприкосновенна!

Подготовлено пресс-службой ПУ ФСБ России по РА

Добавить комментарий