Он летал на военных и гражданских самолетах, совершил свыше 1000 прыжков с парашютом, подготовил более двух десятков мастеров парашютного спорта и дал основы авиационной науки нескольким поколениям будущих летчиков и просто хороших людей. С мальчишками, влюбленными в небо, он занимался и тогда, когда отечественная авиация, казалось, безнадежно угасала и уж тем более мало кто верил в возрождение местного аэропорта…

Я буду летчиком!

Анатолий Якутин родился в селе Хабары Алтайского края в 1935 году. Мама мальчика погибла на фронте. Отец, вернувшись с войны, женился вновь, семья переехала поближе к краевой столице. Жили неподалеку от Барнаульского аэроклуба. Туда частенько привозили битую авиационную технику, и маленький Толя, пробравшись окольными путями на территорию клуба, бывало, целыми часами разглядывал самолеты. Из-за этого однажды поссорился с мачехой: испачкал мазутом новый костюм и, конечно же, был наказан. Стоя в углу, объявил: «Все равно я буду летчиком!»

На занятия в аэроклуб его тогда взять не могли по причине малого возраста, но подметать территорию и помогать в чистке техники разрешили. Светясь от радости, он мог теперь уже вполне легально любоваться самолетами, поражаясь их красоте, изяществу и силе.

Штурвал ему доверили в 15. И это было исключением из правил: другие курсанты начинали полеты с 17-ти. Летали на По-2 («Небесный тихоход») и Як-18.

По окончании Борисоглебского летного училища в 1959 году летчик-истребитель Якутин получил распределение в Пярну (Эстония). Летал на МиГ-15, МиГ-17, готовился к знакомству с МиГ-21. Но в 1960-м в военной авиации началось массовое сокращение. Перед руководством части встала дилемма: что гуманнее — отправить на гражданку парней, только-только исполнивших свою мечту о небе, или списать старших летчиков, уже не представлявших жизни без штурвала? Молодежь посовещалась и подала рапорты об увольнении. Как ни горько было расставаться с любимыми машинами, оставить без работы стариков они не могли.

Из артистов — в педагоги

По возвращении в родной край Анатолий обосновался в Тальменке. Уже тогда проявился его талант не только летчика, но и педагога: в селе он организовал хор, состоявший из местных мальчишек-хулиганов. А те, увлеченные, не только пели, но и начинали учить уроки и делать разные добрые дела.

Музыка, как и любовь к небу, сопровождала его всегда. Первый свой музыкальный коллектив (состоявший из жен офицеров) он создал еще в Борисоглебске. Итогом блистательного выступления женщин на Всесоюзном смотре стало первое место, бонусом — знакомство с любимым композитором генералом И.В. Петровым. Иван Васильевич, будучи в то время преподавателем Одесской консерватории и председателем приемной комиссии в одном из московских вузов, предложил летчику поступать в институт. Получив от инструктора сначала ремарку: «Хватит нам артистов! Вы и в небе номера откалываете», — а затем разрешение, Анатолий освоил вторую профессию: стал дирижером. За короткое время службы в Пярну успел собрать духовой оркестр, который пользовался у музыкальных эстонцев большой популярностью. Позже создавал оркестры в Горно-Алтайском аэропорту и местном МВД.  

Повестка из военкомата в Тальменке стала неожиданностью, и молодой руководитель детского хора заупрямился: «Долг Родине отдал, мальчишек бросить не могу». Нашли компромисс: в 1964-м Якутина через военкомат пригласили летчиком-инструктором в Барнаульский аэроклуб. После МиГов он летал на Ан-2 и Як-18. Позже Анатолию доверили подготовку спортсменов-парашютистов. В 1967-м в рамках повышения квалификации он успешно окончил Центральную объединённую лётно-техническую школу ДОСААФ в Калуге.

В числе его учеников, с которыми занимался в родном аэроклубе, — многократная чемпионка мира по парашютному спорту Лидия Еремина и мастер спорта СССР, чемпионка Советского Союза и Европы, три раза установившая мировой рекорд на точность приземления в ночных условиях, Елена Житнева.

Ну, здравствуй, БОАО!

В Барнаульский объединенный авиаотряд (БОАО) летчик Якутин пришел в 1968-м и проработал там более трех десятков лет, налетав на воздушных судах двенадцати типов (самолетов и вертолетов) 13950 часов. Участвовал в разведке и освоении нефтяных и газовых месторождений в Тюменской области и Западной Сибири, в строительстве ЛЭП в Горном Алтае, выполнял специальные полеты с работниками космодрома Байконур после запуска космических кораблей.

В Горный Алтай на постоянное место жительства судьба привела его в середине семидесятых. На вертолете экипаж Анатолия Александровича доставлял в горы и обратно, а при необходимости — искал и спасал, туристов, привозил на праздники ветеранов с чабанских стоянок, эвакуировал из отдаленных поселков заболевших. Именно по его инициативе неподалеку от областной больницы в свое время оборудовали вертолетную площадку — так при перевозке экономились ценные для больных минуты. В суровые зимы помогал спасать животных — заслужил звание почетного ветерана совхоза «Советский Алтай». Летали, разумеется, и за пределы области: в Республиканском центре дополнительного образования, где долгое время работал Анатолий Александрович, хранятся вырезки из газет с благодарностями жителей степных и предгорных районов Алтайского края горно-алтайским вертолетчикам. Военный летчик и инструктор-летчик-парашютист стал отличником Аэрофлота.

В 1979-м при Доме пионеров в Горно-Алтайске открылась организованная Якутиным Школа летчиков (за год до этого начинали в одном из местных ПТУ). Детям Анатолий Александрович всегда был большим другом, а уж тем, кто влюблен в небо, — и подавно!  

Мальчишки мечтали…

Горно-Алтайский аэропорт развивался вместе со всей отечественной авиацией, пассажиропоток увеличивался, профессия летчика котировалась высоко, миллионы мальчишек мечтали о крылатых машинах…

А потом началась перестройка. Якутин сумел сохранить свою школу и тогда, когда в стране, особенно в отдаленных ее регионах, царила нищета, и большинству было не до авиации с ее самолетами. Он понимал: трудные времена пройдут, а Школа останется. Тем более это был отличный способ увести мальчишек с улицы, сделать из вчерашних хулиганов ответственных граждан своей многострадальной страны. Ведь личный пример, вовлечение в интересное и нужное дело всегда намного лучше нравоучительных бесед. Хотя и беседы, конечно, случались — мальчишки ему доверяли, спрашивали совета и старались не подвести. Он учил их любить небо, самолеты, Родину и верить в светлое будущее. И сам верил в то, что когда-нибудь Горно-Алтайский аэропорт восстановится и в регион вновь полетят самолеты.

Он дождался. Вместе со своими воспитанниками Анатолий Александрович в 2006-м встречал технический рейс красноярского Як-40, который «пробовал» отремонтированную перед этим полосу, в 2011-м — первый технический из столицы Сибири, а в 2012-м — первый пассажирский из столицы страны рейс Аэробуса… Теперь и он, и мальчишки знали: авиации в России и в республике — быть, а, значит, думали, и Школе продолжаться.

***

Он ушел из жизни этой весной, 12 мая. Ему было 84. Школа летчиков не просто осиротела. Ее не будет. По крайне мере, пока. Просто некому взяться, чтобы подхватить это доброе и нужное дело. Да и ставки, говорят, в Республиканском центре дополнительного образования для этого не осталось, передали в «Кванториум». Возможно, это все-таки временно. Ведь у нас теперь снова есть замечательный аэропорт, работает ДОСААФ. Быть может, и Школа летчиков когда-нибудь возобновит свою работу, пусть и на другой площадке. Ведь небо — оно всегда, а самолеты будут продолжать манить даже современных «компьютерных» детей.

Галина Миронова

от redaktor2

Добавить комментарий