В этом году Банк России четыре раза снижал ключевую ставку, сейчас её показатель находится на историческом минимуме – 4,25% годовых. Повлияла ли ключевая ставка на банковские проценты и как менялись цены в Республике Алтай мы обсудили с управляющей Отделением – Национальным банком по Республике Алтай Сибирского ГУ Банка России Надеждой ДОНСКИХ.

— Надежда Александровна, 18 сентября Совет директоров Банка России сохранил ключевую ставку на прежнем уровне. Что способствовало такому решению?

— При принятии решения Банк России ориентировался на анализ широкого круга факторов, особенно можно выделить два. Во-первых, на краткосрочном горизонте проинфляционные риски несколько возросли, дезинфляционные – чуть снизились. В последние месяцы темпы роста цен в целом сложились несколько выше ожиданий Банка России. Во-вторых, заметно возросла неопределенность со стороны внешних условий.

— Учитывает ли Банк России при принятии решения по ключевой ставке то, что происходит в регионах?

— Да, Совет директоров Банка России, принимая решения, учитывает ситуацию в региональных экономиках. Оцениваются вклад каждого региона в экономику страны, специфика территорий и цен в них. Эти и множество других данных позволяют принять оптимальное решение по ключевой ставке. Например, экономика нашей республики имеет выраженную туристско-рекреационную направленность. В июле и августе текущего года именно небывалый поток туристов, возникший из-за ограничений по внешнему туризму, увеличил объемы внутреннего спроса, что, соответственно, повлияло на инфляцию. Эти сведения и различные аналитические материалы мы готовим к каждому заседанию Совета директоров Банка России по денежно-кредитной политике.

— Что происходит с ценами в Республике Алтай по последним данным?

— В начале года инфляция в республике была ниже российской, но постепенно приближалась к ней. В августе она превысила среднее значение по стране на 0,2 процентных пункта и достигла 3,8% в годовом выражении. Инфляция подросла по всем компонентам: продукты, непродовольственные товары, услуги. Причины мы видим в следующем. В связи с плановой индексацией повысились тарифы на газ и электроэнергию, что увеличило издержки производителей. Вслед за этим ускорился годовой рост цен на молоко и молочную продукцию. Ослабление рубля сделало привлекательным экспорт зерна, следом ускорился рост цен на муку и хлебобулочные изделия. После значительного увеличения спроса в период режима самоизоляции на мясные консервы они продолжили дорожать. Также усилился рост цен на бытовую химию, игрушки, товары для физкультуры и спорта, стройматериалы. На рост инфляции в сфере услуг в основном повлияло повышение цен на услуги воздушного транспорта и зарубежного туризма. В августе отдельные компании прекратили дисконтные акции по продаже авиабилетов и зарубежных туров.

— Снятие ограничений, установленных в связи с пандемией коронавируса, как-то отразилось на инфляции?

— Конечно, ослабление ограничений в республике повлияло на потребительскую активность – она начала восстанавливаться. Летом мы с вами были свидетелями оживления внутреннего спроса. Люди вновь смогли привычно тратить деньги, в том числе на товары и услуги, покупку которых они откладывали из-за пандемии и установленных ограничений. На языке экономистов это называется отложенным спросом. Этот эффект усилился тратами туристов, поток которых в этом сезоне был больше обычного. В результате под влиянием этих и других причин инфляция закономерно ускорилась.

— Для многих людей ипотечный кредит помогает решить вопрос с жильем. Стала ли ипотека доступнее для жителей нашего региона?

— Да, по нашим наблюдениям, в течение этого года средняя ставка по выданным ипотечным кредитам снизилась с 9,1% годовых в январе до 7,1% – в августе. За год ипотечный портфель вырос на 17%. Наибольшие темпы прироста ипотечного кредитования наблюдались в марте и июле. Это связано со стартом «сельской ипотеки» под 2,7% и льготной – под 6,5%. Свою роль в повышении доступности ипотеки сыграла и ключевая ставка, ведь она, по сути, определяет минимальную стоимость денег в экономике и влияет на уровень ставок по кредитам бизнесу и населению. Только в этом году она была снижена четыре раза, в общей сложности на два процентных пункта. Кроме того, на ставки по кредитам влияет инфляция. Её ожидаемый размер банки закладывают в ставки по кредитам, в том числе и ипотечным. Стабильно низкая инфляция вблизи 4% в целом по стране на длинном горизонте – то, к чему как раз и стремится Банк России, – дает возможность банкам снижать ставки. Усиливают эти эффекты программы льготной ипотеки с господдержкой.

— Надежда Александровна, как, по вашей оценке, повлияло снижение ключевой ставки в течение этого года на сбережения жителей нашего региона?

— Если мы говорим о сбережениях в виде вкладов в банках, то снижение ставок по ним вслед за ключевой ставкой было ожидаемым. Доходность вкладов и уровень инфляции значительно сблизились. Вклады остаются основным низкорискованным сберегательным инструментом, о чем свидетельствует динамика вкладов у нас в регионе. Мы зафиксировали небольшой отток вкладов лишь в мае. Скорее всего, он был связан с тем, что люди волновались по поводу пандемийных ограничений и предпочли иметь запас наличных денег. После того как появилась ясность, приток сбережений во вклады восстановился, в августе их годовой прирост составил 14%.

— Что будет с ценами в перспективе, до конца этого года и в следующем году?

— Хотя действие краткосрочных проинфляционных факторов усилилось, на среднесрочном горизонте дезинфляционные риски по-прежнему преобладают. После завершения этапа активного восстановительного роста, вызванного снятием ограничений и мерами поддержки, возвращение мировой и российской экономик к потенциалу замедлится. Это будет оказывать сдерживающее влияние на темпы роста цен. По прогнозу Банка России, в условиях проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция в целом по стране составит 3,7 – 4,2% в 2020 году, 3,5 – 4,0% – в 2021-м и будет находиться вблизи 4% в дальнейшем.

Подготовила Алина Разумова

Добавить комментарий