3 октября исполнилось 125 лет со дня рождения Сергея Есенина

И это я!

Я, гражданин села,

Которое лишь тем и будет знаменито,

Что здесь когда-то баба родила

Российского скандального пиита.

     Как же прав был Есенин! И в том, что Константиново – село, где он родился, будет знаменито. И в том, что известность ему принесет один-единственный факт: здесь, в Рязанской губернии, в 1895 году явился миру белокурый мальчонка, выросший впоследствии в великого поэта.

     Этим летом, когда в нашей семье обсуждался вопрос, заезжать или не заезжать к родственникам в Рязань по пути из пункта А в пункт Б, именно перспектива экскурсии в есенинский музей-заповедник склонила чашу весов в положительную сторону.

     Так странно… Предвкушать посещение края, о котором слышала со школьной скамьи, много читала, но не думала когда-либо увидеть своими глазами. «Есенинские места» — только и крутилось в голове, когда машина свернула в направлении Константиново с трассы Рязань – Москва. Всё казалось необыкновенно поэтичным. Это, конечно, были обычные пейзажи. Да, красивые, но сколько таких!  Вся их особенность в том, что когда-то ими любовался он… Вспомнились и березовый ситец, и алый свет зари, и сосущая синь глаза, и багряные кусты, и спящий ковыль, и топи с болотами. Хотелось фотографировать всё подряд, останавливало лишь осознание:  главное – ещё впереди. Время за созерцанием необъятных просторов пролетело незаметно. Да и ехать из Рязани до Константиново всего-то около получаса.

     Указатель с названием населенного пункта заставил  перестать блуждать по просторам памяти, где хранятся стихотворные строки… Вот оно! И все органы чувств заработали в усиленном режиме. Рассмотреть, впитать, запомнить.

      Замелькали первые редкие домики. Где же музей?  Поворот. Стоянка. Огромная. Полностью заставленная машинами. Но ведь только начало села… Неужели дальше нельзя проехать? И главное: они что,  все в музей?! Почему я представляла, как мы будем ходить по низкому дому «с голубыми ставнями» одни? Это же Есенин! К тому же суббота и погода прекрасная. Проехать дальше можно, но чем ближе к заповеднику, тем очевиднее: к месту рождения «скандального пиита» осуществляется настоящее паломничество. Вот и полноценная сельская улица. Милые колоритные домики, как с картинки. Овеянные есенинским ореолом, подобно  пейзажам по пути, они кажутся особенными, значимыми. Большинство в старом русском стиле, с резными наличниками. По обеим сторонам дороги – стихийная парковка. Сможем ли мы вообще попасть? Еще ведь ковидные ограничения… С каждым десятком метров изумление всё нарастает. Ничего себе! Байкеры. Каким ветром? Большой туристический автобус. Свадьба. И молодожёны сюда же? Думаю, сам Сергей Александрович не поверил бы своим глазам. Ещё одна парковка. И, судя по скоплению народа, дальше двигаться не придется.

     Касса, магазин, чайная. Касса, магазин, чайная. Снова касса… Это мы зашли на третий круг, пытаясь найти место, чтобы поставить машину. Бесполезно. Ай да Есенин! Вот это личность! Вот это талантище! Только к гениям, когда их и на свете-то давным-давно нет, могут так тянуться люди. Поразительно. С трудом пристраиваемся на обочине среди других таких же «приспособленцев». Да-а. Жителям близлежащих домов покой явно «только снится». Отходя от первого впечатления, настраиваемся отстаивать бесконечную очередь в кассу. К счастью, родственник, уже бывавший в Константиново, увлекает  нас  в другую сторону, на ходу объясняя, что билеты можно купить еще в одном месте. Стоимость посещения шести объектов – 350 рублей.

     Музей-усадьба Сергея Есенина  — это прежде всего дом семьи поэта (с хозяйственными постройками), церковь Казанской иконы Божьей Матери, где был крещен маленький Сережа и где венчались его родители, дом священника Ивана (Иоанна) Смирнова, колоритного батюшки царской России, который и родителей венчал, и их чадо крестил, музей поэмы «Анна Снегина», расположенный в усадьбе последней константиновской помещицы Лидии Кашиной, земская школа и литературный музей.

     Эпицентром заповедника лично для меня явился не дом поэта, что было бы логично, а храм. Именно его появление на горизонте стало вторым после количества посетителей потрясением. Монументальное строение с белоснежными стенами и золочёными крестами на колокольне в окружении раскидистых берез и гнущихся под гроздьями плодов рябин идеально вписалось в мое представление о красотах среднерусской полосы. Этой церкви (не зданию, оно 1779 года постройки) – 400 лет.

Главное же природное достояние  Родины поэта начинается сразу за храмом. С высокого берега открывается завораживающий вид на заокские дали. Естественно, хочется подойти к самому краю, подставить ветру лицо и… облечь свои впечатления в рифму. Это всё есенинское влияние. Именно стоя здесь, на обрывистом берегу Оки, понимаешь, что он, поцелованный Богом, не мог не начать писать, с рождения являясь частью этого великолепия.

Колокол дремавший
Разбудил поля,
Улыбнулась солнцу
Сонная земля.

Понеслись удары
К синим небесам,
Звонко раздается
Голос по лесам.

Скрылась за рекою
Белая луна,
Звонко побежала
Резвая волна.

Тихая долина
Отгоняет сон,
Где-то за дорогой
Замирает звон.

Интересно, что река в этом месте делает крюк, напоминая подкову или петлю…

Не удержавшись, дошла до Оки (а это приличное расстояние) по необустроенной тропинке (что редкость в Константиново), потрогала водичку, в которой купался и рыбачил  юный Сережа и, вернувшись, отправилась в церковь. Внутри так же красиво, как и снаружи, по-богатому. Крестят ребятишек. 125 лет назад на третий день после рождения, 6 октября по новому стилю,  в этих стенах крестили маленького будущего поэта. Здесь же 30 лет спустя, несмотря на есенинский статус самоубийцы, Иоанн Смирнов отслужил по нему панихиду.

У этого храма очень сложная судьба, как и у всех в нашей стране, учитывая ее драматичную историю. В советское время его использовали в качестве хозпостройки: в алтаре хранили зерно, сортировали картофель, на месте колокольни был склад ГСМ, а вплотную к зданию примыкал гараж для сельхозтехники. Некоторые преобразования произошли ещё при жизни поэта:

Я посетил родимые места,

 Ту сельщину, где жил мальчишкой,

Где каланчой с берёзовою вышкой

Взметнулась колокольня без креста.

«Мальчишкой» он не просто здесь «жил» – пел в церковном хоре.

Дом священнослужителя Смирнова, находящийся напротив,  я посещать не стала. Знаю, что это самая свежая составляющая музея-заповедника — постройка была полностью восстановлена в 2010 году. Вообще новодел – конечно, не то, что хотелось бы видеть в исторических местах. Именно это – отсутствие есенинского духа, духа эпохи — часто ставят в вину Константиново. Не могу не согласиться. Как-то слишком уж всё ухожено, облагорожено. Многое  ненатурально. На соломенной крыше риги (постройка для сушки и обмолота снопов) в усадьбе поэта  — травинка к травинке, идеально ровно. Единственная сохранившаяся здесь же историческая постройка – амбар 1913 года — и та не выглядит на свои 107 лет. Это, конечно, свидетельствует об огромной заботе (и работе) сотрудников музея, но, по-моему, на руку ему не играет. Вообще это путешествие создало у меня впечатление, что наша, российская, реставрация (хотя за всю страну, конечно, говорить не могу)  выходит  далеко за рамки реставрации как таковой. Она улучшает исходный вариант. А такого, наверное, быть не должно. Дмитрий Лихачёв писал: «Реставрация есть не восстановление, а сохранение памятника». В есенинских местах бОльшая часть экспонатов восстановлены. С другой стороны, что бы мы имели сегодня, не будь этой проделанной работы? Ничего или ничтожно мало. Музей-заповедник, кстати, как и тот, чьё имя он носит, в нынешнем году отмечает юбилей – 55 лет.

Коротко (чтобы оставить место под фотографии) перечислю несколько фактов, касающихся этого удивительного места. Рядом с домом поэта растет бальзамический тополь, посаженный его руками. Первое жилье здесь построил дед Есенина в 1871 году, в 1909-м дом разобрали и возвели новый, а в 1922-м он сгорел. Какое-то время родители Сергея Александровича жили во времянке (такой экспонат на территории усадьбы тоже имеется). В доме, состоящем из сеней, горницы, кухни и двух клетушек (комнатами эти закутки сложно назвать) – несколько подлинных вещей поэта и его семьи: сундук, самовар, иконы и несколько предметов одежды его мамы Татьяны Федоровны, в том числе шушун (женский тулуп, грубо говоря), увековеченный в строках «что ты часто ходишь на дорогу в старомодном ветхом шушуне», ее же серп и полукосок, лампа с зеленым абажуром самого Сергея, похвальный лист об окончании школы и другое.

Все значимые для поэта места, они же теперь объекты музея-заповедника, находятся буквально на одном пятачке: правее усадьбы — школа, напротив – дом священника и храм, позади которого — река, а сбоку – поместье Кашиной. Это удивительно и очень удобно. Музей поэмы «Анна Снегина» является единственным в мире музеем, посвященным одному литературному произведению. Хозяйка дома, где он располагается, выступила прообразом главной героини есенинского произведения. В советский период здесь были  детский дом, общежитие для учителей и комбинат бытового обслуживания. Музею строение досталось в плачевном состоянии. Сейчас же стало, наверное, еще красивее, чем при самой Лидии Ивановне.

Подытоживая, порекомендую всем неравнодушным к творчеству Сергея Есенина побывать в местах, где он родился и вырос, при первой же возможности. От Москвы, например, вполне реально добраться. Непосвященным же, как выразился наш рязанский родственник, в Константиново делать особо нечего. Но отговаривать всё равно не стану. Красиво, поэтично, колоритно, по-есенински.

Разбуди меня завтра рано,
Засвети в нашей горнице свет.
Говорят, что я скоро стану
Знаменитый русский поэт.

Воспою я тебя и гостя,
Нашу печь, петуха и кров…
И на песни мои прольется
Молоко твоих рыжих коров.

Юлия Цайтлер

Фото автора

Добавить комментарий