Врагом не сломленный народ…

Врагом не сломленный народ…

31.01.2014 0 Автор Администратор

Блокада Ленинграда. Сразу ассоциации: 125 граммов хлеба в сутки, умершая девочка Таня Савичева, лед на Неве и одинокая фигура, везущая в санках мертвого человека. Разве возможно в одной статье рассказать о 872 днях ужаса и нечеловеческих страданий огромного миллионного города? В мировой истории это единственный случай, чтобы такое гигантское количество мирного населения попало в осаду, было обреченно на смерть от голода и холода.

5c9ad96e2f8ef5967fca9f8b4bb

В июле 1941 года события развивались стремительно: авангард танковой армии генерала Гепнера после захвата Пскова устремился к Ленинграду. Но здесь танкисты и мотопехота противника столкнулись с отчаянным сопротивлением защитников Лужского укрепрайона. Не сумев с ходу смять оборону, немцы завязли в позиционных боях. В середине августа они обошли Лужский укрепленный район с запада и вышли на оперативный простор под Ленинградом. В начале сентября финские войска перерезали Киевскую железную дорогу и Беломоро-Балтийский канал в районе Онежского озера, блокировав поставки грузов в город. 4 сентября 1941 года со стороны захваченного немцами Тосно Ленинград впервые подвергся артиллерийскому обстрелу. 6 сентября Гитлер остановил наступление войск фельдмаршала Лееба на город, отдав приказ передать значительное количество танков на московское направление. 8 сентября штурмовые отряды противника захватили Шлиссельбург, замкнув кольцо блокады. Именно с этого дня начался отсчет героическим 872 дням окружения. Гитлер решил не брать город штурмом, понимая, что немцы понесут огромные потери в уличных боях. Он решил «удушить» город, заблокировав его наглухо. Когда у него спросили, что делать с мирными жителями, фюрер ответил: население его абсолютно не интересует. В переводе на нормальный язык это означало: все ленинградцы — дети, старики, женщины, инвалиды, больные — обречены на долгую и мучительную смерть.

Необходимо отметить, что Ленинград не был готов к длительной осаде. В городе не имелось достаточного количества продовольствия, все запасы были уничтожены налетами авиации на Бадаевские склады. С точки зрения практичных немцев, замкнутый в плотное кольцо блокады, оставшийся без продовольствия город был обречен. Оставалось только подождать пару месяцев — и можно входить на пустынные улицы и проспекты мертвого Ленинграда.

Даниил Гранин, писатель, фронтовик, защитник Ленинграда: «С 1 октября — 400 граммов рабочим, и 200 граммов служащим, 20 ноября катастрофически снизили норму – 250 граммов рабочим, 125 граммов — служащим и детям. 125 граммов — тонкий ломтик хлеба пополам с целлюлозой и примесями. Полностью прекратился подвоз, затем одно за другим: перестал работать водопровод, канализация, встал транспорт, трамваи, погас свет, отключилось отопление. Линия фронта вплотную приблизилась к городу. До наших окопов можно было доехать на трамвае, с передовой в штаб армии ходили пешком.

Приближалась зима. Как назло — лютая, минус 30 — 35 градусов. Огромный город лишался всякого жизнеобеспечения. Его ежедневно нещадно бомбили, с утра обстреливали снарядами. Они проносились над нами. До нас доходили не только разрывы, но и содрогания почвы. Горели дома. Гасить их было нечем, водопровод не работал, и дома горели по нескольку суток. К декабрю улицы, площади завалило снегом, только кое-где оставались проезды для военных машин. Памятники заложены мешками с песком. Витрины заколочены досками. В булочные и магазины с ночи стояли огромные очереди. Работали только военные заводы и пекарни. Были дни, когда и хлебозаводы останавливались».

Действительно, зима 41 — 42-го выдалась на редкость холодной, морозы стояли выше 30 градусов, отопления в домах не было, люди ставили буржуйки, которые топили мебелью и книгами.

Пока немощные мирные люди умирали в холодных домах, Ленинград сражался. На Невском пятачке на левом берегу Невы, был захвачен плацдарм, который наши войска постоянно удерживали и пытались расширить, чтобы с него начать деблокаду города. В течение 1941 — 1942 годов войска Ленинградского и Волховского фронтов провели ряд неудачных военных операций. 29 марта 1942-го произошло событие, давшее надежду на спасение умиравшим и измученным людям. В город пробился партизанский обоз с продовольствием из Псковской и Новгородской областей. Также зимой начала свою работу знаменитая «Дорога жизни», проложенная по льду Ладожского озера. По этой дороге в 1941 — 1942 годах было вывезено более 600 тысяч человек. С мая по октябрь 1942-го эвакуировали еще более 400 тысяч беженцев. На этом эвакуация мирного населения закончилась, выехали все, кто хотел покинуть город.

Даниил Гранин: «Уже в октябре стала нарастать смертность от дистрофии. В октябре умерло 6000, в ноябре — 10000, за 25 дней декабря — 40000. В феврале ежедневно умирало от голода около трех с половиной тысяч. В дневниках того времени люди писали: «Господи, дожить бы до травы». По скромным подсчетам, за время блокады умерло больше миллиона горожан. Смерть уничтожала тихо, безмолвно, день за днем, месяц за месяцем — все 900 дней. Как укроешься от голода? Он настигал в стенах своего дома, на работе, в своей квартире среди кастрюль, сковородок, буфетов. В еду запускали немыслимые вещи — соскабливали клей с обоев, варили кожаные ремни. Ученые-химики в институтах перегоняли олифу. Съедали кошек, собак. С какого-то момента началось людоедство. У матери умирает ребенок, ему три года. Она кладет труп между окон, каждый день отрезает по кусочку, чтобы накормить дочь. Спасала ее. Я говорил с этой матерью и с этой дочкой. Дочь не знала подробностей. А мать все знала, не позволила себе умереть и не позволила себе сойти с ума, надо было спасти дочь. И спасла».

Весной 1942 года в осажденном городе наблюдается снижение количества голодных смертей. В марте все население вышло на очистку мусора, в апреле — мае было восстановлено коммунальное хозяйство города. К этому времени Лениградский оборонительный узел стал практически неприступен. Было создано 110 мощных укрепрайонов, оборудованы тысячи подземных ходов сообщений и траншей, налажена маскировка позиций и разведка, тогда же начинается контрбатарейная борьба, артиллерийская дуэль. Тяжелые корабельные орудия Балтийского флота подавляют своим огнем осадную артиллерию противника, что приводит к резкому сокращению обстрелов города.

В январе 1943 года в результате операции «Искра» был освобожден Шлиссельбург и пробит сухопутный коридор 8 — 11 километров шириной. За 17 суток по берегу Ладожского озера была проложена так называемая «Дорога Победы». Войска 67-й и 2-й Ударной армий пытались расширить коридор, но противник успел перебросить на этот участок свежие пять дивизий и большое количество артиллерии. Чтобы сохранить коридор с Большой землей, наши войска перешли к обороне. По этой дороге в Ленинград сплошным потоком пошло продовольствие, медикаменты, боеприпасы, горючее и все необходимое. Известно, что в 1943 году пищевые комбинаты Ленинграда приступили к работе и даже начали выпуск конфет «Мишка на Севере».

14 января 1944 года войска Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов в ходе операции «Январский гром» разгромили группировку противника и полностью освободили Ленинград от блокады. Интересен факт, что в ходе боев была окружена петергофско-стрельнинская группировка противника, та самая, что держала в осаде город. Так вот, в ходе боев она была полностью уничтожена, бойцы, помня о страшных жертвах блокады, противника в плен старались не брать. То же самое произошло и с артиллерийской группировкой, созданной для обстрела Ленинграда. Севернее Красного Села она была полностью уничтожена, захвачено 265 орудий. Некоторые вещи наши бойцы не простили даже поверженному врагу.

Даниил Гранин: «Я, будучи на переднем крае начиная с 41 и части 42-го года, честно признаюсь, возненавидел немцев не только как противников, солдат вермахта, но и как тех, кто вопреки всем законам воинской чести, солдатского достоинства, офицерских традиций и тому подобному уничтожал людей, горожан самым мучительным, бесчеловечным способом, воевал уже не оружием, а с помощью голода, дальнобойной артиллерии, бомбежек. Уничтожали кого? Мирных граждан, беззащитных, не могущих участвовать в поединке. Это был нацизм в самом отвратительном виде, потому что они позволяли себе это делать, считая русских недочеловеками, считая нас чуть ли не дикарями и приматами, с которыми можно поступать как угодно.

В городе люди многое делали сами. У кого-то хватало сил вырубать во льду ступеньки, чтоб можно было спускаться к воде. В районах города организовали выдачу кипятка, кружка кипятка часто спасала человека; молодежные бригады помогали доставлять обессиленных людей в стационары, там их кое-как подкармливали. Люди привыкали к взаимопомощи. Человек на улице остановится, сползет вдоль стены на землю, потеряв силы, и находился иногда другой прохожий, поднимет его, доведет до пункта с кипятком. Несколько раз меня посылали в штаб, я видел эти сцены и понял, что один из героев блокады — это «кто-то», безымянный прохожий, он спасал упавшего, замерзавшего. У людей не исчезло, а появилось больше сострадания. Единственное, что можно было противопоставить голоду и бесчеловечности фашизма, — это духовное сопротивление людей единственного города Второй мировой войны, который сумел выстоять».

27 января 1944 года в освобожденном Ленинграде был дан салют из 324 орудий. Над городом рвались снаряды, раскрашивая свинцовое небо, но это были уже мирные раскаты. Небо над многострадальным городом вновь стало спокойным.

Сергей Иванов.