Если пуля убьет,  ты ее не услышишь

Если пуля убьет, ты ее не услышишь

09.02.2014 0 Автор Администратор

Сергей Вайдуров – один из тех, кто прошел сквозь страшный огонь войны. Такие, как он, воевавшие в Афганистане, теперь официально называются ветеранами боевых действий, а в народе они просто афганцы.

Вайдуров1

На войне он пробыл полтора года, а афганцем остался навсегда.

Вместо предисловия

У него открытое честное лицо и смеющиеся глаза, в их выражении есть что-то юношеское, озорное. А ведь эти глаза видели такое… Они видели войну.

— Ну что вам рассказать? Правду о войне? Боюсь, тогда многое из сказанного будет не для печати, — признается Сергей. А чуть позже добавляет: — Войну невозможно описать. Те, кто на ней не был, никогда не смогут до конца понять, что это такое.

Что ж, слава богу, многие из нас знают о войне лишь из рассказов таких, как наш герой. Каждое их откровение бесценно, ведь это осколок истории. Спасибо вам, Сергей, за то, что приоткрыли для нас страницу своей боевой молодости!

Вместо ГДР в Туркменистан

Будучи восемнадцатилетним парнем, Сергей намеревался проходить армейскую службу в ГДР. Но его планам не суждено было сбыться, вместо этого он попал в учебку в Ашхабад, где полгода постигал основы военного дела. Уезжал Сергей из учебного подразделения, которое окончил с отличием, уже в звании сержанта. Ему предлагали остаться служить в Ашхабаде, но он отправился дальше (на тот момент не знал, куда именно) вместе с остальными ребятами, многие из которых были его земляками с Алтая.

— Не мог я остаться, когда все поехали, не по-мужски это, — рассказывает Вайдуров.

Страх пришел потом…

Парни тогда еще не знали, куда их везут. Да и там, в учебке, никто не предупреждал, для чего именно их готовят… Лишь приехав на неприветливую афганскую землю, ребята поняли, что им предстоит воевать.

Сергей рассказывает о первых днях в Афгане. Он скуп на слова, но они точные и емкие. И, подобно художнику, несколькими росчерками он с удивительной ясностью вырисовывает картины тех дней.

…Сошли с самолета в кабульском аэропорту, в Кабуле прожили неделю. Потом разнарядка, армейцев распределили кого куда. Сергея и еще одного бойца направили в городок Бараки-Бараки.

Вайдуров вспоминает: когда на вертолете они летели из Кабула в военный городок, он впервые увидел в иллюминатор панораму войны — сгоревшие бензовозы, танки и БТРы…

— Тогда у вас появилось понимание того, что вы на войне? — задаю вопрос.

Он снисходительно улыбается:

— Да не было у меня никаких понятий о войне тогда. Молодой был, силы много, а мозги-то еще какие в 18 лет?! Чувства страха не было, оно начало появляться потом, ближе к дому.

Как признается Сергей, в первое время службы ему было не столько страшно, сколько любопытно.

— Помню, на крышу бани залазил, было интересно, где упадут снаряды. Смотришь, то там взорвется, то здесь…

По словам моего собеседника, стрельба и взрывы практически не прекращались. Трудно представить, как можно к этому привыкнуть, но альтернативы не было.

— Если пуля убьет, ты ее и не услышишь, если просвистит — значит, мимо, — говорит Сергей.

«Мне до сих пор снится Афган»

Батальон – 300 — 500 метров, его территория огорожена колючей проволокой. Пыль по колено, горы, практически никакой зелени вокруг…

Когда Сергей впервые оказался здесь, не понял, где дома. Бойцы жили в землянках. Нередко над этими землянками свинцовым дождем летели пули.

— Возле бани стояли разговаривали наши ребята, семь человек. Вдруг обстрел, и сразу всех семерых положило, — вспоминает Сергей Вайдуров.

По его словам, многие психологически не выдерживали этой жизни. Сергей выдержал, но он не скрывает, что Афганистан оставил и в его сердце и сознании след на всю жизнь.

— Мне до сих пор снится Афган, — признается он.

Пронесло

— Там на войне какую работу вам приходилось выполнять? – продолжаем беседу с афганцем.

— Я ездил в замыкании на грузовой спецмашине.

— Это как? Расскажите подробнее.

— Моя машина в колонне ехала последней. Я останавливался, забирал подбитых.

Каждый день за рулем, под обстрелами… Колонны постоянно бомбили. Сергей много раз был на волосок от гибели. Сейчас, спустя годы, он говорит кратко: «Пронесло». Пронесло… За этим словом целая жизнь, целая судьба, за этим словом человек, жизнь которого в самом расцвете могла оборваться тогда. Слава богу, что пронесло…

Наш герой оказался в Афганистане в самый разгар войны. Судьба его сберегла, а многим парням не повезло…

Бывало всякое в ту страшную пору. Друзья умирали на руках, такие же, как он, 18-летние пацаны… Но об этом Сергей говорить не хочет. Было и было, война же…

Привет из Монголии

Родители исправно получали письма от сына из Монголии… Чтобы не травмировать родных, Сергей сказал им, что проходит службу в Монгольской Народной Республике.

— Как-то я сфотографировался с душманами и прислал домой фотографию с надписью: «Привет из Монголии». Мать снимок на работу унесла, коллегам показать. Там посмотрели фотку и говорят ей: мол, какие же это монголы… Вот так родители и узнали о том, где я на самом деле служу. Это было месяцев за пять до моего возвращения.

А в семейном архиве так и хранится та фотография с надписью: «Привет из Монголии».

Цена дружбы

Афганская война давно позади, и те, кто вернулся с нее живым, остались навсегда друзьями. Ветеранов-афганцев объединяет нечто большее, чем просто дружба. Их связывает память об испытаниях, которые им пришлось пройти на войне в далекой чужой стране. Такая дружба бесценна.

— Как люди в церковь ходят, так и мы ходим друг к другу. Когда плохо, надо выговориться, стоит только позвонить или приехать, — говорит Сергей. – У меня есть друг-афганец, с которым я непосредственно служил, сейчас он живет в Манжероке. Мы многое прошли вместе, я очень дорожу нашей дружбой.

Они нередко собираются, и даже теперь, спустя годы, вспоминают Афганистан. Эти люди прошли ад, их теперь уже ничем не напугаешь, не удивишь, не сломишь. А их силе духа, закаленной войной, можно позавидовать. Ведь они — афганцы…

Андрей ШИРОКОВ.