Фронтовые лошадки

Фронтовые лошадки

29.02.2016 0 Автор Администратор

A horseback rider of the Red Army cavalry, clad in heavy winter gear, is seen as he passes a German tank abandoned by the retreating German invaders, at an unknown location along the German-Russian front, on February 22, 1942. (AP Photo)

В сорок первом суровом году
Вновь отца уносил ты в решительный бой.
Не забыть никогда, как, держась за узду,
Мать прощалась в печали и с ним и с тобой.

Трудно пришлось моим односельчанам из Ело Онгудайского района, как и всей стране. Нужно было обеспечивать Красную армию и тыл продовольствием, а мужья, братья, отцы, сыновья — на фронте. Туда же забрали исправную технику и лошадей. Вся тяжесть сельхозработ легла на плечи женщин, стариков и совсем юных ребят и девчонок.
Лошадь – кормилица, помощница в хозяйстве в мирное время, в военные годы стала еще и защитницей.
С 1918 года, с. момента образования Красной армии, конское поголовье было на строгом учете в военных комиссариатах. В августе 1941-го по распоряжению крайвоенкома для Фонда «Лошади Красной армии» Ойротский облвоенкомат организовал сбор коней по аймакам. Достойный вклад внесли села Онгудайского района в обеспечение солдат лошадьми.
Всего по плану Фонда «ЛКА» с области собрали 3247 голов, из них 892 – из Онгудайского района. Чуть меньше – 738 – выделил Усть-Канский район. 520 коней прислали из Усть-Коксы. Меньше всего показатель был у города – 28 лошадей.
Только за шесть месяцев, с. августа 1941-го по февраль 1942-го, Онгудайский район отправил на фронт 486 коней и 25 повозок.
Мобилизация шла до конца войны, ведь пуля, мина, бомба не щадили никого, ни людей, ни лошадей. Пополнение требовалось всегда.
Военкоматы строго следили за уходом и сохранностью поголовья. Онгудайский райвоенкомат при аймакисполкоме на узком заседании создал комиссию из офицеров и зоотехников для осмотра фондовых лошадей. В случае выявления заразных болезней животных лечили при Онгудайской ветлечебнице отдельно от общего поголовья, при истощении ставили на откорм, при нарушении ухода и плохом отношении к животным привлекали к ответственности «за варварское отношение к лошадям». На контроле были наличие конюшен, их санитарное состояние, а также прирост поголовья. С закрепленными конюхами-пастухами проводились инструктажи по сохранению, уходу и эксплуатации животных.
Выписка из протокола заседания Елинского сельского совета от 14 июля 1944 года: «От 64 голов конематок две абортировались, которые работали на полеводческих бригадах. Решено: немедленно освободить от работы всех кобыл, которые случены, и проводить проверку случайных конематок. Ответственность возложить на т. Сюнюшева».
У жителей села Ело Онгудайского района какое-то особое отношение к лошадям. Мой брат Алып-Манаш Епишкин от взрослых односельчан Саадака Чурпанова, Янара Бельчекова, Тохна Шлыкова услышал интересные, щемящие сердце истории. Например, лошадь по кличке Тройка, отправленная с другими конями на фронт, вернулась обратно домой в Ело. Догадки у сельчан были разные…
Другой случай рассказала наша тетя Февраль Айдынова. Произошел он на фронте. 19-летний рядовой Кипий Чапыев, призванный из села в 1943 году, осматривая лошадей, прибывших на станцию в Тамбове, увидел на одной метку «Дьаны Дьол» (с. Каярлык). Слезы стояли в глазах лошади. Узнала, наверное, знакомые черты земляка-алтайца. Не выдержал Кипий и заплакал. Так за тысячи километров вдали от дома встретились земляки: солдат и лошадь.
Долгих четыре года постаревшие от похоронок, измотанные непосильным трудом, ожиданием конца войны полуголодные женщины, дети и старики помогали Красной армии в достижении Победы.
Год без войны…

21 мая 1946 года Фонд «ЛКА» отчитался по плану поставки коней колхозами и предприятиями Онгудайского района. Передовиками стали Еловский колхоз «12 лет Октября» и «Сталинская Конституция» — они сдали по 20 полновозрастных лошадей и 11 голов молодняка. По 10 взрослых животных сдали совхозы «Овцевод» и им. Сталина. Остальные – от одной до восьми лошадей.
Из статьи в газете «Звезда Алтая» за июль 1950 года: «…нужны для народного хозяйства страны и Советской армии крепкие и выносливые лошади», «В сельхозартелях области организована 41 племенная коневедческая ферма. Уже в 1948 году с племенных ферм онгудайских колхозов было реализовано через заготживконтору 30 жеребчиков-улучшителей. Реализовав этот племенной молодняк, колхозы Онгудайского района получили большие доходы, исчисляемые сотнями тысяч рублей. В 1949 году реализовали со своих племенных ферм молодняк колхозы Онгудайского и Усть-Канского районов.
Целый ряд колхозов области, подобно колхозу «12 лет Октября» с. Ело, имеют на своих фермах уже сейчас хороших по племенным качествам лошадей…
Зоотехник облсельхозуправления
т. Мулявко».
Счастье, горе, надежду, тревогу, тоску –
Все в веках мы связали с тобой, аргамак!
Ты не лишний в наш строгий технический век,
Без тебя не могу я на свете никак.
Никогда, никогда не прервется твой бег,
Сказка, песня, мечта, аргамак, аргамак!
(«Бег аргамака», Б. Укачин
в переводе И. Фонякова)

Вера Таурдинова.
Использованы архивные материалы