Благословлена матерью

Благословлена матерью

11.04.2016 0 Автор Администратор

Групповой снимок Апенышева М.Е.Старые семейные фотографии – носители информации об удивительных событиях и фактах человеческих судеб. Взяться за написание данного материала меня подтолкнули воспоминания об одной пожелтевшей фотографии. На черно-белом снимке стоят четверо детей: девочка лет двенадцати с веночком на голове и трое мальчиков-погодков. Мне бы хотелось рассказать о запечатленной на том старом фото девчушке – о Маше. В апреле этого года ей исполняется 95 лет!

Мария Евстафьевна Апенышева (в девичестве Коломиец) родилась 12 апреля 1921 года в селе Белоцерковка Кулундинского района Алтайского края. Предки её были из Украины. До Октябрьской революции по Столыпинской реформе началось заселение Сибири, в рамках этой исторической кампании украинские крестьяне переселялись в Кулундинскую степь. Так в 1910 году родители Евстафия Коломийца, проживавшие в селе Великий Букрин Мироновского района Киевской области, оказались с четырьмя детьми в степном поселении Колодец №99 (первоначальные названия селений переселенцев), которое впоследствии стало называться селом Белоцерковка. В тот период, когда сделана фотография, и закончилось детство Марии. После смерти матери она взяла на себя все женские обязанности по дому. Потом отец повторно женился, и детей стало восемь.
После окончания школы отец и дедушка Марии очень хотели, чтобы она выучилась на ветеринара, но девушка выбрала профессию учителя. В 1939 году окончила Славгородское педагогическое училище и по комсомольской путёвке была направлена в Ойрот-Туринскую автономную область. Из Ойрот–Туры (Горно-Алтайска) молодого специалиста направили в Шебалинский аймак (район).
Педагогом М.Е. Коломиец проработала много лет. Была воспитателем Шебалинского детского дома, в начале 40-х — назначена заведующей Топучинской начальной школой. Параллельно с основной работой преподавала в вечерней школе молодежи. «Молодежь училась с прилежанием, парни говорили: «Хочу научиться читать, чтобы в армии читать письма из дома», — рассказывает она. Мария Евстафьевна была не только добросовестным и ответственным учителем, но еще и активной комсомолкой. Участвовала во всех общественных начинаниях. В аймачном отделе образования заметили и оценили перспективного педагога, и в 1942 году Марию Евстафьевну назначили директором Барагашской семилетней школы, где она стала еще и учителем начальных классов.
Однако уже в 1943-м М.Е. Коломиец отозвали с учительской работы на новую должность. Заведующей парткабинетом Шебалинского РК ВКП (б) она проработала до 1947 года.
Именно партийной работе Мария Евстафьевна обязана своим женским счастьем. Сергей Родионович Апенышев (ее супруг) рассказывал: «Первый раз я увидел Марию на комсомольском собрании в Кумалыре. Серьезная красивая девушка с косой мне сразу приглянулась. Чтобы привлечь её внимание, я садился на первый ряд и «умничал» — задавал много вопросов. Так и познакомились». Семейная легенда гласит, что этого было мало. В поле зрения партийного работника парень попал после того, как заехал в клуб на коне и погарцевал за трибуной…
После женитьбы молодые Апенышевы переехали жить в село Малая Черга, откуда был родом глава семейства. С 1947 по 1952 год Мария Евстафьевна работала заведующей Мало-Чергинской начальной школой, с 1952-го по 1964-й — директором и учителем начальных классов Улус-Чергинской семилетней школы, с 1965 до 1971 года — воспитателем детского сада в Шебалино. Оттуда и ушла на пенсию.
В маленьком селе учитель не просто работает, он живет жизнью детей. Наша героиня из тех наставников, кто воспринимает школу как родной дом, где отдавать душевное тепло так же естественно, как в собственной семье.
В те годы обучение и воспитание детей были ориентированы на приобщение учеников к этическим ценностям и нормам крестьянской морали, труд был в почете.
– В пятидесятые годы аймоно (аймачный отдел народного образования) раздавало саженцы по школам, — вспоминает моя героиня. — Мы посадили около школы тополя, клен, маньчжурский орех и другие деревья. Изгороди никакой не было, ребятишки сами ухаживали за саженцами, никто не ломал деревца, и скотина не лезла. Родители во всем помогали учителям. С горы деревья перетаскивали на специальных квадратных носилках, потому что выкапывали их с дерном, затем пересаживали с землей в большие квадратные ямы.
Учителя постоянно организовывали субботники, сбор металлолома, вместе с детьми участвовали во всех сельскохозяйственных кампаниях села. Чем дальше от нас уходят годы советских времен, тем явственнее мы видим, что главными методами воспитания являются все-таки личный пример взрослых и совместный труд. Жизнь детского коллектива была копией жизни общества.
Вместе с учениками оформляли классы. Собирали лекарственные травы и колоски для оформления уголка природоведения. К новогоднему празднику готовили игрушки. Со школьной дисциплиной проблем никогда не было. Все учились хорошо. Детей приучала к самостоятельной работе, на повторение времени не было, так как классы были двухкомплектные. Работала одна в полторы смены.
После четвертого класса мои ученики сдавали экзамены по русскому языку, математике, географии и природоведению в Дъектиекской школе. Ходили пешком. Поднимемся на перевал, отдохнем, поедим чего-нибудь из торбочек и дальше идем. Помню, на экзамены шли как на праздник: родители готовили еду, в это время появлялись первые цветочки, кругом щебетали птички, дни стояли солнечные, и дети всегда были радостные. Да, были времена, когда экзамены были психологически комфортны.
При всей занятости сельского учителя и многодетной матери Мария Евстафьевна успевала вести общественную работу: проводила политзанятия и партсобрания, избиралась делегатом партийных конференций. Надо сказать, она была очень смелой.
– Во время работы в парткоме часто приходилось ездить по селам района. В годы войны развелось много волков. Помню, зимой 1943-го поехала в Барагаш. Возвращалась ночью. Где-то к двум часам ночи стала подниматься на перевал, когда услышала вой хищников. Лошадь понеслась, я отпустила вожжи, концы крепко завязала за сани, села к изголовью и изо всех сил схватилась за облучок саней. В мыслях было одно: «Только бы не выпасть». Стая волков догнала нас и понеслась параллельно саням по краю леса. Я видела огоньки их глаз между деревьями. Как лошадь пролетела через перевал, где остались волки, я не помню, пришла в себя только в открытом поле…
Каким бы хорошим хозяином ни был муж, домашний очаг – владения женщины, а нашего учителя после работы дома ждала семья.
Мария Евстафьевна и Сергей Родионович Апенышевы вырастили и воспитали шестерых детей, всем дали высшее образование. В семье есть инженер-программист и банковский работник, генерал-лейтенант и подполковник, геолог-разведчик редких руд и геолог-вулканолог. Сейчас все дети находятся на заслуженном отдыхе и живут в больших городах – в Краснодаре, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Канске, Новосибирске. Только семья младшей дочери проживает в родительском доме в Шебалино. У Марии Евстафьевны десять внуков и девять правнуков.
Из воспоминаний сына Валерия: «Мама приносила домой кипы тетрадей и проверяла их при свете керосиновой лампы. В те годы электрический свет горел только до 23 часов. Помню эпизод из детства: на столе гора тетрадей, а рядом в зыбке маленькая сестра Тома. Она плачет, а мама укачивает её и снова садится за проверку тетрадей. Лишь повзрослев, я понял, как тяжело было маме. Для большой семьи хлеб пекла в русской печи сразу на неделю, вкуснее я ничего не ел! Утром и вечером готовили в русской печке, днем — на «буржуйке», об углы которой мы вечно обжигались. Летом варили на костре. А чего стоила стирка вручную! Сначала растворяли мыло в горячей воде, потом стирали все в корыте при помощи стиральной доски. Зимой и летом мама полоскала бельё на речке голыми руками. Сколько же белья надо было перестирать на всех нас! Кроме того, мама доила корову, кормила свиней, куриц. А самое главное — уделяла внимание детям.
– Парники для помидоров мы не делали, высаживали их на завалинку с солнечной стороны дома. Натаскивали камней с речки и обкладывали ими корни, за день они нагревались и держали тепло, — говорит Мария Евстафьевна.
Дети помогали родителям, выполняя посильную работу по уходу за животными и домом, дрова сами заготавливали. Росли с пониманием того, что друг другу необходимо помогать. Дети Апенышевых с ранних лет приучены к труду, особенно слаженно у них получалось на покосе. Для большого подворья все сено заготавливали своими силами. Мальчики вместе с отцом выкапывали дикоросы, обдирали тальниковую кору, сдавали ее в заготконтору и на вырученные деньги покупали школьную форму. Дочери Нина и Тамара считались хорошими хозяйками-мастерицами.
В Марии Евстафьевне поражает её умение видеть красоту в самом обыденном и радоваться этой красоте, будь то зеленый кусочек мха на белом снегу, перенесенный на подоконник; веточка маральника с розовыми бутончиками, открытки к праздникам…
Её соседка по Улус-Черге вспоминает: «Дома наши стояли на горочке. Смотрю, у Апенышевых вырос огромный куст крапивы. Родители на работе, дети маленькие. Дай, думаю, помогу соседям — и скосила этот куст. А потом мне соседка и говорит: «У нас на горочке рос такой красивый куст, как иду с работы, так любуюсь на него, да кто-то взял и выкосил». Мне было так неудобно, никогда не думала, что крапивой можно любоваться, как цветком».
Мой муж Владимир привозил Марии Евстафьевне первые подснежники из Малой Черги. «Бабка» (так он её называл) садила махонький пушистенький цветочек в стопочку и любовалась. Это была его традиция – каждый год дарить своей «бабке» первоцветы. От того, что она радовалась, мы становились счастливее. Хотелось сделать ещё что-то очень хорошее, стать как-то лучше и добрее в этой жизни. Когда Марии Евстафьевне исполнилось 90 лет, сын Сергей построил на уровне окна материнской комнаты птичий домик с кормушкой. Для неё открылся новый мир: наблюдала, кто прилетел, что съел, у кого какой характер…
Дети Апенышевых с малых лет приучены любить и оберегать друг друга, нести ответственность друг за друга, почитать старших и помогать младшим, быть доброжелательными и сердечными ко всем окружающим. Пока младшая сестра дорабатывала до пенсии, старшие по очереди принимали эстафету по уходу за постаревшей матерью в течение последних четырех лет. Приезжали в Шебалино из далеких городов на несколько месяцев. Когда мой муж тяжело заболел, все они нашли время для встречи с ним и сумели поддержать в последние минуты жизни, за что моя семья безмерно им благодарна.
После смерти Сергея Родионовича Мария Евстафьевна меньше стала выходить на улицу, но без дела не сидит, её руки в постоянной работе: перебирают лук, бобы, мотают пряжу… Дочь Тамара лучше санаторных специалистов следит за распорядком дня и питанием мамы. Зять Федор создает прекрасные условия для комфорта старого человека.
И снова вспоминаем старинную фотографию из далёкого детства Марии Евстафьевны. А Мария Евстафьевна рассказывает: «Когда фотограф поставил нас и уже собрался снимать, мама тут же сорвала какие–то цветочки, быстро сплела венок и надела его мне на голову, сказав: «Пусть моя дочь будет красивой!» В тот год ее не стало. А я думаю: венок испокон веков был символом вечной любви, бесконечности рода в традиционной культуре украинского народа». Матери Марии Евстафьевны не суждено было увидеть дочь взрослой, но её венок дочь до сих пор считает оберегом, а материнское слово — охраной от всяческих бед и несчастий, источником силы и помощи в трудные моменты жизни. М.Е. Апенышева, благословлённая матерью, красива по жизни и как учитель, и как мать, и как хозяйка, и как женщина.
Пожелаем Марии Евстафьевне здоровья, крепости духа и тепла домашнего очага. Пусть и дальше озаряет ее жизненный путь свет материнского венка, благословляя её род и потомков!
Я желаю всем детям жить благословенными своими мамами, чувствовать защищенность и твердой поступью шагать по дороге своей судьбы!

Р. Сулина,
специалист Министерства образования и науки РА

На снимке: в центре М.Е. Апенышева, за ней сидят дочери Нина и Тамара. В верхнем ряду слева направо стоят: зять Федор, племянник Анатолий и сыновья Валерий, Сергей, Николай и Виктор. Село Шебалино