Войной украденное детство

Войной украденное детство

08.05.2016 0 Автор Администратор

Валентина Ивановна СтороженкоДетям, пережившим ту войну,
Поклониться нужно до земли!
В поле, в оккупации, в плену —
продержались, выжили,
смогли!
Мира вам, здоровья,
долголетья,
Доброты, душевного тепла!
И пускай нигде на целом свете
Детство вновь
не отберет война!

И через 70 с лишним лет не верится, что наша страна из пятнадцати союзных республик, наши отцы, деды, мамы, бабушки, братья и сестры смогли сотворить великое общее чудо — победить, раздавив, вышвырнув со своей земли фашистскую нечисть. Мне, родившейся в 1937 году на Украине, выпало в детстве немыслимое испытание — увидеть зло, ощутить на себе весь ужас порабощения, насилия. Оккупация, 700 дней зверств, издевательств… Смерть десятилетнего брата, тяжелая контузия — шестилетнего. Тридцатитрехлетняя мама выглядела от горя старухой, на нервной почве потеряла речь (в маму, развлекаясь, часто стрелял немец-майор). Повешенные, зверски убитые, покалеченные люди были повсюду…
Об этом писал Борис Пастернак:

Мученья маленьких калек
Не могут позабыться.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.
Не может позабыться страх…

Такое не должно было проститься и повториться! Но золотая русская поговорка «Долг платежом красен» оказалась не в почете в странах, получивших избавление от фашизма в 1945 году благодаря нашей стране — Союзу Советских Социалистических Республик, всем народам, ее населяющим в то время. Эти якобы цивилизованные страны посмели выдвинуть против нас экономические санкции…
В 1956 году я поступила в Измаильский пединститут на редкий тогда факультет «Педагогика и методика начального образования». Съехались выпускники многих педучилищ Украины. Прошло всего десять лет после войны, все воспоминания были свежи.
В Харьковской области, где жила я, все повешения, расстрелы, облавы проводили верные холуи фашистов итальянцы. Вечно голодные, трясущиеся от холода и страха (такими они запомнились мне), они отличались завидной исполнительностью.
В Днепропетровской области зверствовали над мирным населением венгры. Живьем сжигали, закапывали людей в землю.
Три моих подруги-студентки были из детских домов Днепропетровска. Остались сиротами в войну.
Всю Одесскую область и Крым оккупанты отдали на разграбление и истребление румынам. Редко в какой из многодетных семей осталось двое-трое детей. Уничтожали методически и не без удовольствия.
У студентки-еврейки мать после убийства троих ее детей сошла с ума и находилась на постоянном излечении.
Отборные немецкие войска воевали на фронтах, а вот в тылу под присмотром соответствующих чинов вели себя недостойно и мерзко представители 29(!) стран — союзников Германии (факты из недавней телепередачи).
Да, мы с младшим братом выжили, но остались без отца. Его могилу брат искал всю жизнь. Не нашел. Умер. Вдовой прожила мама. Умерла в 86 лет.
Мне хочется спросить хотя бы через семьдесят лет: где могила моего отца Ивана Петровича? За что немцы убили его? Почему рано умерли мои братья? Кому от этого радость? Освобождая Польшу, погиб отец моего мужа. За что погиб Григорий Николаевич? За свободу слова нынешних поляков?
Помню солдат, вернувшихся с войны. У отца было много двоюродных братьев. После освобождения моего родного города Волчанска вернулся домой дядя Федя. Матерей мы не видели целыми днями, а израненного дядю Федю, привезенного из госпиталя, видели. Вот что я помню из его рассказов о войне.
Война застала его в Северодвинске. Их часть отступала по землям Литвы, население которой было непримиримо настроено против нашей армии и русских людей. Отступать приходилось вместе с нескончаемыми вереницами беженцев: матери несли грудных детей, вели тех, кто чуть постарше. Дикая жара, клубы пыли. На обочинах дорог стояли женщины-литовки с ведрами молока. Смеясь, они выплескивали его в пыль, под ноги людей, хотя и слышали крики голодных детей. Забивали цепями колодцы. Не давали воды. А мужчины-литовцы стреляли в спины солдат.
Этого не придумаешь! Это было! И хочу вспомнить своего двоюродного брата Леонида. Будучи подростком четырнадцати лет и не желая быть увезенным в Германию, он ушел в партизаны, в леса. Зимы 1942, 1943 годов стояли страшно холодные. В землянках без отопления (боялись, что немцы увидят дым) Леня заболел туберкулезом. Как-то дожил до освобождения в августе 1943 года. И пришел домой умирать. Как мы его жалели! Как он хотел жить! Ведь ему было 17 лет!
Похоронили дядю Федю, похоронили Леню. Вечная им память!
Страшная война, к сожалению, не стала историей дней минувших. Снова смерть хозяйничает на Украине, снова покалеченные взрослые и дети, снова рвутся снаряды…
Больно видеть, как страдает сейчас украинский народ, больно видеть слезы, страх, недоумение в глазах людей, с которыми мы когда-то жили рядом. За что? Зачем?
Ушли наши отцы, о которых, без вести пропавших, пишут «стали просто землей и травой». Трудный путь им пришлось пройти.
Заслужили почет и уважение ветераны войны. Тяжким был их ратный труд. Нет в России такой семьи, где бы родные глаза ушедших не смотрели только с фотографий. У вдов в сундуках осталось одно богатство — письма с фронта. Солдаты писали: «Конец войне, до скорого свидания! Ждите!» И женщины ждали… 70 лет… Не дождались.
Россия помнит своих защитников!

Давно закончилась война –
Война Вторая мировая,
Но в памяти людской она
И в сновиденьях оживает.
Во имя нынешнего дня,
Во имя тех, кого нет с нами,
Пылает Вечного огня
Неугасающее пламя.
В нем отблеск золота наград
Живых героев-ветеранов,
И кровь и мужество солдат,
На вечный сон ушедших рано.
В нем слезы жен и матерей,
И выживание в санбатах,
И дым и пепел лагерей,
И День Победы в сорок пятом.
Мы создаем память о тех, кто не расскажет, не споет, не обнимет ни жен, ни нас, детей войны. Это дань памяти мужеству и героизму погибших и выживших в то страшное время.
Дай Бог, чтобы сегодняшнее наше поколение никогда не испытало ужасов войны!
Так распорядилась судьба, что мы не знали слова «папа». Наши трое детей выросли без дедушек. Обоих убила война. Надрываясь, поднимали детей матери-вдовы, наши милые бабушки. Здоровья вам, дети войны, сил, чтобы достойно дожить отведенные годы!

Нас все меньше и меньше.
Наше время проходит.
Молодые — другие —
Нам на смену приходят.
Нас все меньше и меньше,
Надвигаются годы.
Мы из той, из двужильной,
Из советской породы.
Нас все меньше и меньше.
Мы уходим далече.
И мы в душах детей
Оставляем зажженные свечи.

Как сделать, чтобы память жила? Как сохранить традиции? Молодому поколению хочется дать напутствие: в праздники сходите к памятным местам в родном селе. Придите с детьми, с цветами и фотографиями тех, кто погиб, кто умер в вашей семье. Побывайте на концерте, послушайте песни военных лет. Приготовьте праздничный обед, вслушайтесь в минуту молчания, помяните своих ветеранов.
Валентина Ивановна Стороженко 2И, главное, будьте счастливы! Радуйтесь жизни, трудитесь, растите детей. Любуйтесь праздничным салютом!
Берегите великую Россию — это Родина, взрастившая вас!
Самим себе дайте слово на взросление: буду чтить родных и близких; буду осмотрительным по жизни, не буду обижать людей, приносить им горе и обиду, не буду курить, пить; стану хорошим мужем, отцом (женой, матерью); буду беречь нашу планету!
Валентина Ивановна Стороженко,
с. Майма