В этом году редакция республиканской газеты «Звезда Алтая» отметит 95-летие со дня выхода своего первого номера (7 ноября 1922 г.). Тогда издание называлось «Ойротский край».  За долгие годы выхода в свет газетой руководили многие известные в Горном Алтае люди. Яркий след в ее истории оставил Александр Востягин (1953 — 2016).

Как шутили газетчики, Востягин дважды, как бы это точнее сказать, входил в коллектив в должности первого лица. А дело обстояло вот как. В первый раз его избрали, именно избрали (в перестроечные годы было такое поветрие), на должность главреда в 1989 году. Естественно, большинство «звездачей» радовалось несколько месяцев, и все работали на подъеме. Еще бы — тираж «Звезды Алтая» подскочил до 29 тысяч экземпляров! Такого в истории издания никогда не было.
Но через семь месяцев из обкома партии пришел циркуляр, в котором черным по белому было написано: «…назначить на должность главного редактора областной газеты «Звезда Алтая» бывшего заведующего отделом сельского хозяйства Сарыкина Владимира Николаевича». Гром среди ясного неба! Почему? А как же наш редактор? Александра Востягина передвинули на место первого заместителя.
В тот день я видел Александра Ивановича. Однако на его лице не дрогнул ни один мускул. Он так же широко улыбался, давал указания корреспондентам и ответственному секретарю. Мне, тогда заведующему отделом сельского хозяйства редакции, дал поручение разобраться с проблемой низкой сортности молока в Алгаирском отделении ОПХ «Чуйское». Мелькнула мысль: его фактически сняли с должности без объяснения причин, а он еще и улыбается. Вот стальные нервы!
Потом в редакции наступили другие дни. Через год с небольшим мне дали другую должность – ответственного секретаря, а Востягин продолжал работать первым замом главреда. Ему пришлось выдержать пять лет тяжелейших испытаний на этом посту, так как новый руководитель имел крутой нрав.
Хорошо помню разговор в кабинете Александра Ивановича. Это было в 1993 году. Мы решили сделать субботний выпуск «Звезды Алтая» в новом формате – А3. Не останавливая выпуска пяти номеров в неделю, работали над «Субботой». Главред, как ни странно, отнесся к нашей затее сначала снисходительно, но тщательно, словно цензор, просматривал каждый номер и ждал этой «Субботы». Нагоняи за мои секретарские просчеты, как куратор, получал, конечно, Александр Иванович. Его «строгали», как говорится, по всем правилам: в кабинете главреда, и в правительстве, и в Госсобрании. За что? Да за что угодно, хотя бы за то, что я подготовил и написал большой материал о необходимости строительства объездной дороги минуя Горно-Алтайск, ставший тогда столицей Республики Алтай. Грозный окрик прилетел из городской администрации. На что Александр Иванович только посмеялся и сказал: «Держись, еще не такое будет!» Как в воду смотрел.
Несмотря на нехватку финансов, задержки зарплаты по три месяца, дефицит бумаги (а это были «лихие девяностые годы»), «Звезду Алтая» при поддержке директора Горно-Алтайской типографии Эдуарда Бабрашева мы все же перевели на офсетный способ печати и стали приближать полиграфическое исполнение к новым стандартам. О том, что приходилось дневать и ночевать в редакции, помнит сегодня лишь узкий круг ветеранов газеты.
Как и ожидалось, первый выпуск нашей «Субботы» главред буквально разгромил на общередакционной планерке. Но удивительно — не запретил выпуск в таком формате. Видимо, Востягин все же попал на прием к первому главе республики Валерию Чаптынову и что-то с ним решил. Однако мне о визите к первому лицу республики он ничего не сказал.
Оглядываясь на прожитые в редакции «Звезды Алтая» годы, могу твердо сказать, что тот период (1990 -1995 гг.) был сравним с творческим взлетом — и не благодаря тогдашнему главреду, а вопреки его мнению. Душой коллектива все равно оставался Александр Иванович. Ему доверяли, с его мнением и правкой оригиналов считались все. Он спокойно, со знанием дела отстаивал свою точку зрения и доказывал членам редколлегии правоту своих выводов.
Да и мне он преподнес уроки выдержки, стойкости, а главное — научил противостоять нападкам некомпетентных в газетном деле людей. Тогда даже не предполагал, что эта наука, умение отстаивать свою точку зрения, пригодится мне еще не раз.
В феврале 1995 года в жизни коллектива «Звезды Алтая» произошло событие, которое запомнилось всем и навсегда. Прежний главред уехал, а на его место назначили Александра Ивановича. Да, нам стало жить легче, планерки проходили в спокойном русле, без разносов и унижений. Потому что новый руководитель сам прошел «все круги газетного ада».
В «Звезду Алтая» пришла молодежь, начался новый виток ее развития. Правда, с пяти выпусков в неделю мы ушли сначала на четыре, а потом и на три.
Впервые после 1982 года к очередному юбилею добровольного вхождения алтайского народа в состав России мы отпечатали «Звезду Алтая» в цветном исполнении. Это был настоящий взлет! Начали отмечать День газеты. Стали расти подписка, авторитет издания. Именно тогда, в 1997 году, мне доверили выпускать городское приложение к «Звезде Алтая» — «Горный Вестник».
Однако в 1998 году сменилась республиканская власть. И новый глава не стал жаловать ни нашего руководителя, ни коллектив газеты. В 1999-м начались «подкопы», но Востягин держал удары, которые сыпались как град. Власть имущие почему-то считали, что газетой может руководить любой посторонний человек. И уже наметили смену Александру Ивановичу. Судя по всему, человека из своей среды. И все это было в период расцвета издания. К праздничным датам мы выпускали цветные варианты, тираж восстановили и довели почти до 15 тысяч экземпляров. Работала телестудия, выпускалась городская газета. Но, видимо, это обстоятельство никого во властных кругах тех лет не интересовало. А жаль.
После каждой планерки Востягин возвращался из правительства каким-то потухшим, но нам ничего не говорил, только в своем кабинете дружески хлопал меня по плечу, слегка улыбался, потом заваривал крепкий чай и внимательно рассматривал макеты предстоящих выпусков. На мой вопрос «что случилось?» отвечал однозначно: мол, так, пройдет…
Только спустя много лет я понял, что будоражить творческий коллектив предстоящими кадровыми переменами ни в коем случае нельзя. Может произойти сбой, и это отразится на газете, а значит, и на настроении читателей. Для Востягина выпуск каждого номера был словно священнодействие. Он обязательно дожидался первых оттисков и внимательно смотрел на газетные страницы. Взгляд его теплел, он молча кивал мне, и я уходил с работы.
Уехал Александр Иванович быстро и неожиданно. Спустя три дня после его отъезда я получил согласие сессии Госсобрания на мое назначение на должность исполняющего обязанности главного редактора республиканской газеты «Звезда Алтая». Депутаты парламента приняли во внимание рекомендательное письмо, подписанное Востягиным. С того дня наши дороги разошлись, судьба развела нас навсегда. Александр Иванович уехал в Томск, я остался в Горно-Алтайске.
Годы совместного труда, а это почти два десятка лет, не прошли даром. Я обрел некоторый опыт административной, журналистской работы, но до той высокой планки, которую ставил Востягин, увы, не дотянул. Но это уже другая история.

Алексей ИВАШКИН,
заслуженный журналист Республики Алтай

Добавить комментарий