Не так давно в России отмечали Крещение Господне. В Евангелии это кульминационный момент земной жизни Христа, когда он явился перед Иоанном Крестителем – великим, признанным в то время пророком иудейского народа, а теперь великим святым всего христианского мира. Он, Предтеча Господень, пришел приготовить пути Господу. Прямыми сделать стези Его. Он проповедовал, говоря: «Идет за мною Сильнейший меня, у Которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его. Я крещу вас водою,
Он же будет вас крестить Духом Святым и огнем. Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое
и соберет пшеницу в житницу Свою, а солому сожжет огнем неугасимым». Так произошло
в начале времен, и так явился Тот, от рождения Которого ведется современное летоисчисление.

Когда Он пришел на Иордан к Иоанну, Иоанн даже удерживал Его и говорил Ему: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» Но Иисус сказал в ответ: «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всяку правду». Иоанн совершил Крещение Господне. Так Господь ступил на путь общественного служения. Ему было 30 лет, как гласит Евангелие. По закону Израильскому дети до 30 лет жили с родителями, которые отвечали за них, пока те не достигнут совершеннолетия. Таков был уклад жизни у многих восточных народов до недавнего времени. Даже у алтайцев юноши до тридцатилетия не имели права голоса перед старейшинами. Когда появлялся старый человек, молодежь затихала и, преклонившись в почтении, ожидала, куда он проследует. Считалось недопустимым пересечь ему дорогу или повернуться к нему спиной, не выразив своего почтения! А эти старики в свою очередь столько церемонились друг с другом, кто из них более значимый и достоин большего почтения и уважения, что для молодых ровным счетом не имело никакой разницы, кто важнее, – ведь им все равно нужно было почитать их всех! Этот этикет, скорее всего, был заведен с евангельских времен. Иначе как бы могли люди с такой душевной чистотой и искренним желанием уважать друг друга! Ведь во времена безбожной власти этот обычай у алтайцев сошел на нет. Дорогие сердцу нормы поведения живут в памяти народа как драгоценные картины прошлого, становясь легендой… Каким близким сердцу делают Евангелие все эти нюансы, убеждая разум, что были времена, когда сам Бог ступал по земле!
Миновало уже Прощеное воскресенье. Так и доберемся до великого дня Пасхи. После дня Воскресения Господня земля преображается, все оживает. Мир становится обновленным и наполненным. Это Воскресшего Господа благодать…
Таков круг восприятия времени православного человека, его духовное состояние. Так, наверное, было издавна, и от этого ощущения легко и очень светло, тепло на душе. Это и есть связь с предками, с множеством людей, живших до нас и свято хранивших именно такое видение мира. Даже будучи очень одиноким человеком, тем не менее никогда не ощущаешь пустоты и одиночества.
Я алтайка и православная христианка. Также я известная в своем народе поэтесса, писатель и журналист. У меня, как у каждой творческой личности, был поиск, становление и созревание художественных и человеческих принципов, идеалов.
На этом пути длиною в полжизни только православие дало мне ответы на все мои муки. Будучи человеком восточного менталитета, я жаждала и искала высшей мудрости и стремилась к тончайшей философии, к изящной талантливости. И поверьте, все это нашла в православии. Да, очень неожиданно, даже для меня самой. Правы те, кто считал, что я должна быть при буддизме, кто говорил, что во мне много мусульманского. Да, я уважаю эти религии, по программе Литинститута изучала основные постулаты и дзен-буддизма, и ислама в изложении корифеев науки времен Советского Союза. И, конечно, я принадлежала среде этих людей, этих культур, от чего не отрекаюсь никогда. Эти учения тоже призывают к миру, развитию внутреннего потенциала человека. Ни одна религия не призывает к войне как к таковой. Это помрачение отдельных людей, искажающих великие институты человеческой мысли, пришедшие из глубин веков.
Как бы я ни уважала восточные учения, тем не менее мне чего-то недоставало. Как метко заметила однажды моя подруга алтайская сказочница Танытпас Акулова: «В традиционной пище тебе как будто недоставало соли». И действительно, кто вкусит соль Христову, для того остальная соль теряет силу.
То, что уже знал раньше, наполняется еще большим смыслом. Старость – не радость, говорят. Но в христианстве преклонный возраст, выражаясь словами Анны Ахматовой, становится «могучей, евангельской старостью», а вкус горя – отзвуком того «горчайшего Гефсиманского вздоха» самого Господа. Вся жизнь человеческая измеряется мерою Евангельской истории. А радость наша светла и чиста, как свет Вифлеемской звезды. Вместе с ребятишками поем: «Добрый вечер вам, пане, господари! Ой, радуйся, земля, Сын Божий народился!» И так всегда, до конца. Моя жизнь теперь заполнена Христом, я счастлива даже в несчастии, а когда умру, отпевать меня будут моими любимыми христианскими молитвами.
Эту исповедь я пишу потому, что хочу обратиться с прошением к народу, жителям республики. Вы все знаете о том, что в центре нашего города есть участок земли, где стоит Крест, освященный самим Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. На этом месте должен быть построен Собор Спаса Всемилостивого. Нашлись силы, которые этого не хотят. Они злобствуют и всячески борются с этим решением. Среди борцов – уважаемые люди, окруженные почетом и признанием при первом главе республики незабвенном, неординарном Валерии Ивановиче Чаптынове. Темные силы подхватили их и очень цинично и нагло используют в своих интересах.
Кстати, Валерий Иванович сам, будучи главой республики, крестился. Православие признал и избрал его для себя в здравом и ясном состоянии ума. У него даже была церковная награда – орден Андрея Первозванного или Сергия Радонежского, не помню точно.
Но теперь замалчивают этот факт, хотят забыть. А ведь такой человек, как Чаптынов, не мог креститься, не созрев для этого. Я хорошо его знала, со дней моей юности, и с полной уверенностью напомню: Валерий Иванович от креста не отрекался, не такой он был человек – не подлый и не трусливый. Это делают те, кто желает использовать его имя и авторитет в своих целях.
Нередки случаи, когда крест раздражает темных, невежественных людей. Были случаи вандализма в отношении креста у нас в республике. Церковь по завету Христа все прощает, тем не менее это не повод для еще большего глумления темных сил над добром и гуманностью. Да, крест – ужасное орудие, использовавшееся для убийства рабов в языческом Риме. Израиль был протекторатом империи, занимавшей в те времена половину мира. После прихода Христа идеология христианства победила жестокость варварства. После распятия Христа крест – это уже святой предмет, через который воскрес Христос. Его изображение – символ бессмертия, он как звезда, чудный цветок исцеляющий, спасающий, оживляющий…
Вновь наступают времена пиршества нечисти и всего низменного. Этому никто не противостоит, кроме Церкви. Все другие институты нравственного, морального воспитания, этики и эстетики уничтожились при рыночной экономике. Творческая интеллигенция и люди искусства задвинуты на задворки. Они не ценятся ни государством, ни обществом, отсюда такой разгул криминала, хищений, коррупции и терроризма. Только Церковь, как и много веков назад, проповедует и будет проповедовать: не убий, не укради, не прелюбодействуй, не лжесвидетельствуй, не завидуй ближнему…
Прошу, обращаюсь ко всем людям доброй воли, живущим в республике: позвольте, дайте этому храму стоять на этой земле. Именно на том пятачке, где принимаются самые важные государственные решения республики, рядом с Госсобранием, в нескольких шагах от правительства, судов и прокуратур пусть будет и место для молитвы народа. В назидание сильным мира сего, чиновникам и судьям пусть блестит куполами Спас Всемилостивый и напоминает, что есть еще Высший суд, которого не избежит никто, как бы богат ни был. Пусть Спас взывает о милости к ближним и пусть умерит злобу и ненависть.
Как представитель творческой интеллигенции призываю к миру и сплоченности! Давайте вместе ратовать, чтобы храм был величественным и удивительным, чтобы его украсили не только русским национальным узором, но и алтайским орнаментом, как то применили на сводах маленького Покровского храма.
Вот в Питере вечерами все идут по Невскому и выходят к храму Спаса-на-Крови. На многих языках восхищаются им, фотографируют чудо из чудес! На фоне вечернего неба с отражением в водах Невского канала он как будто парит над землей и так воздействует, что люди молятся непроизвольно, глядя на храм, и слезы текут у многих из глаз… Он, как ларец, снаружи весь инкрустирован иконами, и, стоя рядом, уже ощущаешь алтарь самого Царя Небесного… Храм стоит на месте убиения царя Александра II, и все там наполнено христианской мистикой…
Тот же храм Василия Блаженного на Красной площади! Он веселый будто, и маковки, как чалмы восточных царей, в яркие цвета раскрашены! Но рядом – Лобное место, где совершались казни. Мы все бегали туда, когда учились в Москве. Слышали, что Пугачев тут осенил себя крестным знамением, поклонился храму и только тогда сложил буйную голову на плаху, под топор палача. Татары, кичившиеся тем, что они самый образованный и продвинутый народ тюркского мира, будучи мусульманами, гордились, что ходили под знаменем Пугачева. (А у него, по-моему, на знамени был изображен Спас Нерукотворный!) И братья башкиры, калмыки с ним были! Ведь Пушкин не даст соврать – в «Капитанской дочке» об этом сказано. Так поди пойми, из какого теста мы все здесь, в России. На какой кровавой закваске веков замесил наше братство сам Господь Бог, то только Ему самому и ведомо…
Давайте все мы, народы республики, и русские, и алтайцы, и другие, придем к согласию и примем тот факт, что в городе будет храм самого мистического бога, Собор Спаса Всемилостивого. Все народы на земле признают Его Сыном Божьим, Царем Небесным, воскресшим из мертвых. Какая душа осмелится пожалеть для него это место?!

Гюзель Элемова,
православная христианка,
прихожанка Свято-Макариевского храма,
алтайская поэтесса

Добавить комментарий