Солнечный круг Артема Каланакова

Солнечный круг Артема Каланакова

24.10.2019 0 Автор redaktor2

«Мне сразу предложили отказаться от ребенка, но я не смогла. Подумала: когда сяду за стол, будет ли сыт он, когда лягу спать, будет ли спать он или совсем один будет плакать?» —  рассказывала мне Валентина Михайловна Каланакова из Шыргайты, многодетная мама, третий сын которой появился на свет с синдромом Дауна. Наша беседа складывалась непросто. О многом женщина не хотела говорить: жаловаться не в ее духе, к особому вниманию не привыкла…

— Мы приехали сюда с Артемом отдыхать, — рассказывает Валентина Михайловна. — Не сразу решилась принять участие в проекте «Перезагрузка», но сейчас вижу, что нам это на пользу.

Пятнадцатилетний Артем на проекте сразу всем понравился. Общительный, улыбчивый мальчишка. Он участвовал практически во всех мастер-классах, которые  проводили педагоги и волонтеры. Покорил своей игрой на комусе и желанием помогать, быть полезным. 

Семья Каланаковых большая. У супругов четверо детей. Живут они, как говорится, на земле, своим хозяйством. Двое старших уже выпорхнули из родительского гнезда, у них свои семьи, но ребячьих голосов в доме Валентины Михайловны только прибавилось – здесь всегда много внуков и племянников.

Старшая дочь Марина окончила ГАГУ с  красным дипломом эколога, уехала в Мирный, работает землеустроителем. У нее муж, двое детей. Сын Валерий после окончания ГАГУ (по специальности он учитель истории) тоже переехал в Мирный. У него жена и тоже двое детей.

На мой вопрос, как же ребята оказались так далеко о дома, Валентина Михайловна прямо ответила:

— Не было возможности достойно трудоустроиться на малой родине.

Младшие дети Каланаковых учатся в школе.

— Я педагог, — рассказывает моя собеседница, — учитель обществознания и права. Сейчас еще и учитель своего Артемки, который на надомном обучении. Инесса учится как все другие дети. Она младше Артема на три года. Так получилось, что именно  она стала главной помощницей мне и своему брату. Инесса сразу поняла, что он не похож на других детей, интуитивно чувствовала, что нужно Артему, могла пожалеть,  развеселить. В благодарность за ее чуткое сердце мы решили ей подарить в прошлом году поездку в Москву на четыре дня. Купили путевку, и дочка с группой побывала в столице нашей Родины.

Сейчас много говорят о том, что у врачей не хватает времени, такта правильно выстроить беседу с мамой, у которой родился ребенок со сложным диагнозом, нет никаких рекомендаций, как сказать о проблеме. Как было у вас?

— О том, что Артем особенный ребенок, узнала в первые часы после его рождения. Когда сказали диагноз, в памяти всплыли картинки из учебника анатомии, слова «патология», «не лечится». И все. На самом деле о синдроме Дауна я не знала ничего! В роддоме со мной даже не пытались разговаривать. Четыре дня я молчала. Спаслась только тем, что разгадывала кроссворд. Перед глазами мелькали буквы, они складывались в слова, которые словно возвращали меня в реальность, где все имело какой-то смысл. Мне кажется, что если я бы была помоложе, со мной случилось бы что-то непоправимое… Но Артем родился, когда мне было 37 лет. На тот момент я была матерью двоих детей. Раскисать, жалея себя, не было времени.

В том, что Артем хорошо развит, самостоятельно передвигается, большая заслуга В.М. Каланаковой. Проблем с сыном было много. До семи лет Артем рос гиперактивным, часто убегал из дома.

— Спасибо врачам из Республиканской психиатрической больницы, которые оказали нам помощь, сын перестал уходить из дома. Это было действительно страшно!

Артем не посещал детский сад, в школе  бывает только на праздничных мероприятиях, очень любит выступать, чувствовать себя частью коллектива.

— В детский сад вроде бы уже и место дали, потом забрали, — рассказывает В.М. Каланакова. — Раньше я думала, что так и должно быть. Это сейчас все борются за права инвалидов, к особенным детям относятся с вниманием, заботой! На тот момент мы были с ним вдвоем против всего мира, без помощи, без добрых советчиков. Это сейчас, спустя 15 лет, отдыхаем с ним на шикарной турбазе, а рядом — волонтеры, психологи, логопеды, вы вот интервью берете, а тогда мы не знали, где искать защиты! Не владели никакой информацией, не видели никакой поддержки!

 Сейчас Артем уже юноша. Он любит танцевать, подбирать музыку по Интернету. Отдает предпочтение советским песням, таким как «Солнечный круг» и «Учат в школе». Он хорошо чувствует музыку. Практически самостоятельно освоил компьютер, потом телефон. Артем плохо говорит, но творческие способности у него налицо. Любит сюжетно-ролевые игры, особенно радуется, когда ему достается роль короля.

Мальчик знает азбуку, выкладывает слова. Не любит математику, однако всегда покупает столько мороженого, сколько дома людей, никогда не ошибается, никого не обижает!

— Как отдыхает мама четырех детей? — спросила я.

— Я руковожу первичной профсоюзной организации учителей в школе, — говорит В.М. Каланакова. — Стараемся как можно чаще куда-то выезжать. Бывали в Чемале, на Камышлинском водопаде, один раз сплавлялись по Катуни. Бывали в Денисовой пещере, на Белухе. В прошлом году небольшая группа учителей ездила на Телецкое озеро с артистом Кара Маймановым, представителем районной администрации  Розой Васильевной Сулиной. В память о Лазаре Кокышеве  мы поставили бесплатный спектакль в Балыкче и Коо. Эти поездки – настоящая отдушина.

Дома отдыхать не приходится. Свое хозяйство, скотина, огород. Все как у всех. Хотя сейчас уже меньше сажаю. Было время, когда четыре огорода держала. У меня четыре студента было: двое детей, два брата. Родители умерли.  В 35 лет я стала опекуном восемнадцатилетнего и тринадцатилетнего братьев.

Сейчас у меня один огород и участок, на котором я сею овес. Легко никогда не было. Однако сегодня меня близкие только радуют — и дети, и братья, и племянники!

Наталья Котенко

Фото Владимира Сухова