Есть страницы, перелистнув которые книгу больше не открываешь. Дотянув лямку в музыкальной школе, я почти без сожаления отправила свое старенькое пианино в последний путь на свалку. Окончив университет, ни разу не была в библиотеке, которую практически ежедневно посещала в течение пяти лет. Но стоило по работе оказаться в музыкальном кабинете с фортепиано, как струны души ностальгически отозвались на это. А собираясь в командировку в Паспаул и выбирая героев для будущей публикации, то и дело возвращалась мыслями к сельской библиотеке. Дозвониться не удалось, пришлось искать другие варианты. Вопрос оставался открытым до самого пункта назначения. И вот в поисках одного из адресов проезжаем мимо одноэтажного здания, отличающегося от частного дома наличием таблички.

— А это что за организация? Я хочу в библиотеку!

— Это и есть библиотека! Высадить тебя? Пойдешь?

— Пойду!

С неновыми думами о материальности мыслей и сбывании «мечтаний», вхожу в калитку, а затем по крылечку и в помещение.

Здравствуйте! Как вы относитесь к незваным гостям?

— Да мы всем рады! Давайте присядем. Что вас интересует? — радушно встречает заведующая Ольга Викторовна Шеховцова.

Как живет сельская библиотека.

Как мы живем? Мы хорошо живем в принципе. Начнешь о проблемах говорить, никто о них слышать не хочет. Обычно о хорошем предпочитают…

Но о хорошем есть что рассказать?

О хорошем есть. Посетителей много, люди читают. Охват библиотечным обслуживанием у нас 60%, при 35 – 40% в среднем по России. Отсюда, правда, небольшая проблемка… Недостаточное комплектование фонда. Не хватает детской, взрослой литературы. Население у нас постоянное – в библиотеку ходят одни и те же. Вроде бы фонд и неплохой, но всё уже перечитано. Некоторые на второй, на третий раз читают. Но не суть. Люди читают, хотят читать и, наверное, будут. Хотя все говорят: «Вот! Интернет и прочее…» Тот, кто, попробовав электронные книги, посадил зрение, понимает: «Всё-таки я хочу подержать книгу в руках, почувствовать, как она пахнет, полистать страницы …» Пенсионеры к нам активно ходят, инвалиды. Детей очень много: все столы у нас заняты ребятишками.

Сообщения готовят?

— Играют! У нас есть такая проблема: дети отзанимались в школе – и им некуда пойти. Приходят сюда. Тут же они под надзором. Кто-то уроки делает, кто-то книжечки листает, репетируют… Родители уже знают: дети в библиотеке, и спокойны за них. Сейчас вот первая смена закончится, и они прибегут.  Кому-то неохота дома с младшими братьями, сестрами водиться (смеется)… В четвертом часу начинаем отправлять их: «Ребята, идите – родители ждут!»

Вы их, наверное, всех знаете?

— Естественно! Да мы в селе все друг друга знаем, и вообще почти все родственники…

Приютили на добровольных началах?

— Это наша работа. Они же тут и книги, и журналы берут.

— Вижу, игры у вас на стеллажах. Они закупаются вместе с книгами?

— Я свои из дома приношу, от внуков остаются (смеется). И люди нам отдают, они же видят… Для своих же детей несут, поэтому с удовольствием. И книги, и игрушки…

Что еще вам рассказать? Видите: здание у нас ветхое, сейчас пробиваем капитальный ремонт. Писали письмо Главе, пришел ответ от Министерства культуры – нужно подготовить проектно-сметную документацию. Стараюсь к этому вопросу подключить депутатов: ходатайство, обращение написала. Процесс вроде пошел. И, думаю, продолжится, потому что уже невозможно. У нас там стена вообще выпадает… А посмотрите на наши окна! Они все на скотче… Пол тоже прогнил. Ну это всё дела житейские. Что еще? Проводим мероприятия с детьми, со взрослыми. Сейчас сидим грант пишем.

На что средства пустите, на книги?

— И на книги обязательно. И хотим еще больше читателей подтянуть в библиотеку. Пожилым людям зимой нечем заняться. Летом-то у нас огороды, внуки приезжают… А вот зимой… Не знаем, куда пойти. Дети-то все поразъехались по городам, деньги зарабатывать. А старики остались. Одиночество, недостаток общения… Вот они и приходят к нам в библиотеку. Обязательно надо с каждым поговорить. Если это не сделаешь – обижаются. Нужно спросить, как здоровье, что кушали… Пенсионер к нам один ходит: жена умерла, дети в Барнауле. Чтение – единственная отдушина, пачками берет книги. Еще одна женщина: ухаживает за ребенком-инвалидом. Тоже единственная отдушина – взять и почитать книгу. По 20 штук берет. Живет далеко, мы ей даем столько. Таких много. Есть инвалиды. Позвонят, попросят – мы принесем книжечку. Вот так мы и живем. Не сидим, не скучаем. Мне все говорят: «Что там у вас в библиотеке делать-то?» Знаете, если работа нравится, если она по душе – так это как-то и не в тягость.

— Сколько лет вы уже работаете?

— 39.

— Заведующей ведь не всегда были…

— Начинала простым библиотекарем, потом старшим библиотекарем, потом – заведующей. Когда выделили детское отделение – приняли Екатерину Сергеевну Кудрявцеву. Население у нас позволяет две ставки содержать, есть и техничка, и истопники. Так-то всё нормально. Единственное: фонд… Но мы стараемся, люди несут, помогают.

— На это что, средства вообще не выделяются?

— Подписку вот сделали на следующее полугодие – неплохая будет…

А книги?

— А на книги почему-то не выделяют. Да это везде так! Культура всегда финансировалась по остаточному принципу. Во все времена находились более важные дела, чем библиотека… А то, что мы формируем сознание… Я всегда говорю: если дети будут читать хорошую качественную литературу, они вырастут достойными людьми. А если всякие детективы да про любовь-морковь, чему они научатся? Сегодня много говорится о патриотическом воспитании подрастающего поколения, а что предлагается? «Порнографию» (прости меня, Господи!)?  Так вот стараемся ее подальше убрать. Хорошие книги есть, но многие среди них совсем старые. Есть разница – или красивую книгу взять, которая несет позитивное начало, или страшилки… Вот отсюда, я думаю, наше руководство и должно бы исходить. Недаром Лейбниц говорил, что библиотека – это сокровищница всех богатств человеческого духа. Какой дух воспитаем – таким и будет наше общество.

— А на что вообще спрос?

— Взрослые любят фантастику, историческую фантастику, детективы, любовные романы…

— Это женщины…

— Да. А старшее поколение предпочитает советские книги, такие как «Сибириада». Марков, Федосеев, Калашников – всё перечитали. Я не хочу сказать, что наши писатели исписались, но тех читаешь – какой-то позитив остается, а современных… Убийства, убийства, убийства… Ну что это такое? Хорошо идет Вильмонт, особенно женщинам нравится. Исторические произведения все перечитаны, большей частью пенсионерами. Люди увлекаются историей нашей Родины, это же хорошо! Кто-то интересуется краеведческой литературой – у народа разнообразные интересы.

— А классика?

— Классику читают. Но ее читают люди уже сформировавшиеся. Одни «Идиота» Достоеского перечитывают, другие – Пушкина… Но Пушкина в основном по программе. Это тоже хорошо. Правда, у нас небольшая нехватка этой программной литературы. Произведения меняются, мы за ними не успеваем. В школьных библиотеках такая же ситуация. Я вот говорю: «На пенсию выйду – Проспера Мериме перечитаю», кто-то «Сагу о Форсайтах» читает или Дюма перечитывает. Классика была, есть и будет. Вообще мы стареемся с каждым человеком работать индивидуально.

— Вы каждую книгу, наверное, на своих стеллажах знаете?

— Наверное, уже каждую. Только переставишь – ищешь, и обязательно на прежнем месте (смеется).

— Сами-то читаете?

— Читать я люблю и читаю. У меня вообще читающая семья и хорошая библиотека дома. А на работе… На работе некогда.

За последние годы читателей меньше не стало?

Мне как-то один чиновник сказал: «Да что там у вас в библиотеке? Наверное, никто и не ходит…» А я подумала: «Значит, вы сами давно в библиотеке не были, раз так считаете. Пришли бы да посмотрели…» Ходят! Читать-то как? Периодика дорогая, книги дорогие. Пенсионеру приходится выбирать: книгу купить или покушать что-то, внуку подарок? Цены растут как на дрожжах, а читать хочется. А когда нечего – еще больше хочется. Наша страна была самой читающей в мире… Люди все равно читают! Вот у нас на селе куда пойти? Идут в библиотеку, в клуб, когда там мероприятия какие-то. Больше некуда.

То есть читательский поток в разные годы примерно одинаковый?

— Нет. По читателям есть спад. Но знаете почему? Потому, что мы не удовлетворяем потребности населения! Но обижаться?.. В сравнении с другими мы неплохо живем. Когда я начинала работать, были одна кафедра, груда книг и минусовая температура. Потом помаленьку «обросли».

Вы здесь же начинали?

— Нет. Это здание с 91 по 94 год строили. Самый развал! Слепили из того, что было. Мы с читателями сами потолки мазали… Переехали и живем. В общем-то неплохо. Проблемы у всех есть. Но если их не решать, они не будут решаться. Поэтому, думаю, с ремонтом у нас все получится. Будем стараться. Под лежачий камень вода не течет.

— То есть библиотека жить будет?

Всем врагам назло (смеется)! Жили и будем жить, куда нам деваться!

— Люди, вы говорите, свои книги приносят?

— Да мы существуем благодаря им! Вот об этом надо обязательно сказать. Очень много приносят! Фонд только за счет них и пополняется. Мы так классику собрали, любовные романы, детективы. Мир не без добрых людей!

                         Юлия Цайтлер

от redaktor2

Добавить комментарий