Дочерей из армии ждали матери

Дочерей из армии ждали матери

07.03.2020 0 Автор redaktor2

Е.Ю. Кучияк (Микишкина) родилась 15 августа 1959 года в с. Верх-Куюм Шебалинского района в многодетной семье. Детство ее прошло в Урлу-Аспаке, среднюю школу окончила в Кызыл-Озеке. Филолог, учитель, член Союза журналистов России, ветеран ВМФ, Елизавета Юрьевна, находясь в настоящее время на заслуженном отдыхе, ведет активный образ жизни. Будучи на пенсии, окончила Духовную  семинарию г. Барнаула, является серебряным волонтером и общественником.

В 1979 — 1981 годы на плечи хрупкой девушки легла тяжелая военная служба. Лиза служила радиотелеграфистом на Балтийском флоте, осуществляя связь с военными кораблями, подводными лодками и авиацией до морской границы СССР.

В преддверии женского праздника Елизавета Юрьевна поделилась своими воспоминаниями об этом периоде своей жизни:
— Признаться, я мечтала стать прокурором, но в вуз  не прошла — был большой  конкурс. Год до совершеннолетия я работала швеей на Горно-Алтайской швейной фабрике. Однажды к нам в комнату подселили швею-танцовщицу Зою Борматову. В общежитии она прожила недолго —  ее забрал будущий супруг Константин. С ним у нас состоялась единственная беседа, которая определила мою дальнейшую судьбу. Константин, в свое время отслужив радиотелеграфистом на подводной лодке Тихоокеанского флота, сказал мне: «Лиза, вы очень серьезный человек. Выучитесь и призывайтесь на флот. Вы это осилите. Не каждой девушке дана такая романтическая жизнь — отдать долг Родине в мирное время!» Забрав документы с фабрики, отправилась в Барнаул. Там устроилась в Алтайский моторостроительный завод  слесарем. В сборочном цехе №2 конвейер начинался с рамы двигателя, затем комплектовались детали: коленчатый вал, маховик, фильтры… Моторы испытывали, красили, отправляли на Рубцовский тракторный завод. Алтайский край — хлеборобный, поэтому гусеничные трактора были востребованы в регионе. Также мы собирали моторы на экспорт в Эфиопию. На заводе я проработала два года, без отрыва от производства окончила радиотехническую школу ДОСААФ. 
Однажды, получив от мамы письмо, где она требовательно спрашивала: «Когда будешь поступать на учебу?», я решила еще раз съездить в Военный комиссариат Барнаула. К моему великому удивлению — сразу шесть вызовов на флот! Я написала рапорт на Балтийский флот радиотелеграфистом и уже через несколько часов была в московском поезде.  Мне выдали военный билет, проездные по железной дороге и суточные. Ранним туманным утром 6 августа 1979 года  прибыла в столицу Эстонии.

Принятие военной присяги. 7 ноября 1972 г.

На контрольно-пропускном пункте в штабе воинской части 550-го узла связи дежурили девушки в военной форме. На большой бортовой  машине меня повезли  через весь Таллин. Проезжая через поле  темно-зеленого цвета,  водитель-матрос и его жена выдрали морковь. Подъехали к забору из досок. С внутренней стороны нам открыли ворота. Что я здесь увидела… Мои ровесники с ампутированными  конечностями,  перевязанные и с костылями! Госпиталь Балтийского флота среди поля. Пациентов заинтриговало мое этническое происхождение. «Кайдаҥ?» — спрашивали они. Я отвечала: «Алтайдаҥ». Оказалось, что никто не знает, где находится Алтайский край. Все вместе мы ели эстонскую морковь. Здесь же, вытерев ботвой.

   Далее мы выехали на Ленинградское шоссе. На горизонте — одни антенны. И бункера с первого взгляда не заметно. Во время Великой Отечественной войны (1941 — 1945 гг.) с этого Ленинградского летного полигона эвакуировали курсантов в Сибирскую Ойротию, ныне Горно-Алтайск. Здание, где мы жили все два года, служило штабом для ленинградских летчиков.

  Встретив меня, командир старший лейтенант Евгений Тимофеевич Кучеренко сказал: «Как долго мы вас ждали. На флоте не хватает специалистов!» — и приказал меня заселить в двухместный кубрик.

7 ноября 1979 года шесть девушек с Алтайского края приняли военную присягу: матросы Ирина Чечегоева, Людмила Евдокименко, Ирина Осипова, Галина Ушакова и Нина Наговицина и я.  Получив разрешение выходить в эфир  дважды  краснознаменного Балтийского флота, мы круглые сутки по графику несли боевую вахту на берегу моря — под землей, в бункере. От нагретой радиоаппаратуры было жарко, напряжение слуха было на пределе.

Когда замполит рекомендовал меня на комсомольскую работу,  личный состав единогласно поддержал мою кандидатуру. Приходилось выезжать на комсомольские учения в Дом офицеров, там проходили различные мероприятия: от бракосочетания матросов до военного трибунала, от концертов хореографического ансамбля БФ до просмотров секретных документальных фильмов о военной разведке США в СССР.

Однажды рано утром  меня сняли с боевой вахты —  срочно вызвал командир. Дежурный по связи мичман Сыкса объяснил вполголоса: «Елизавета, вы добрый человек в нашем коллективе. Пожалуйста, найдите нужные слова в адрес матроса Назаренко. Его хотят отвезти в тюрьму флота на 30 суток, но после — исключение его из комсомола». В актовом зале собрали на экстренное комсомольское собрание. Дали слово провинившемуся: «Я, матрос Назаренко, вчера не вернулся с увольнения. В нетрезвом состоянии был доставлен в милицию Таллина. В кинотеатре купил коробку шоколадных конфет, все съел и опьянел. Сегодня утром командир меня забрал и привез». «Надо было знать, что глотать!» — говорили девушки. Чувствую, что собрание может закончиться очень печально. Достала свой комсомольский билет и положила на стол со словами: «В знак  солидарности прошу меня исключить из ВЛКСМ. Никто из нас не умеет читать на эстонском языке. И там, где мы росли, не ели и не пробовали конфет с коньяком. Назаренко нельзя в тюрьму отправлять из-за производственной необходимости. Он единственный механик по радиосвязи в бункере. Кто за то, чтобы матросу Назаренко объявить устный выговор без занесения в личное дело?» Моряки, дружно схватившись за руки, встали и молча проголосовали «в натуральную величину»!
О дружбе на флоте говорить много не нужно.
Алтайская девушка в шинели, видевшая цивилизацию в европейской части нашей станы, предпочла вернуться на Алтай и изучать грамматику русского и алтайского языков.

 — 1 августа 1981 года я уволилась в запас. Из дома отправила на флот телеграмму: «Зачислена на историко-филологический факультет». Командир берег эту бумагу до ветхого состояния, рассказывая новобранцам: «Наша Елизавета, старший матрос БФ из Урлу-Аспака, теперь в институте учится».

В декабре 1986 года, получив диплом, вышла замуж за Юрия Васильевича Саблашева. Свадьба прошла в Чемальском районе. Мой отчий дом с кедрами остались как во сне… Еще через 30 лет мы обвенчались.
Много летЕлизавета Юрьевна работала сельским учителем  в школах нашей республики: в Урлу-Аспаке, Узнезе, Эликманаре и  Горно-Алтайске.

   Прошло столько лет, но я до сих пор с большой теплотой вспоминаю своих подруг-коллег. Людмила Шадрина, Ирина Осипова, Галина Ушакова и Нина Наговицына вышли замуж за моряков и уехали на Украину. В Горный Алтай после демобилизации вернулись Ирина Чечегоева и я.

Шесть лет назад  сосолуживица показала мне командира Е.Т. Кучеренко, его семейные фотографии на берегу Черного моря в Геленджике. Офицер запаса со множеством правительственных наград. Только совсем седой…  Выпускник Алма-Атинского военного училища Евгений Тимофеевич при распределении кадров прошел конкурс на флот. Таким образом его направили на  Балтийский флот в Таллин,  командиром в приемный радиоцентр, где проходила наша военная служба. Порой  он говорил: «Учился я пять лет, чтобы у девушек командиром быть! Знал бы  тогда об этом…» Хотя специализация его не соответствовала для выхода в открытое море, но сбылась мечта  служить на флоте! В нашей памяти он остался «образцовым командиром по уставу ВМФ».
Дочерей с армии ждали наши матери. Желаю мирного неба своим сослуживицам по Балтийскому флоту и своим внукам, чтобы они достойно прошли годичную службу в Российской армии!

Татьяна Сергеева
Фото из архива Е.Ю. Кучияк