Маленькие истории. «В Алтайском заповеднике»

Дата:

Величественные горы окружили Телецкое озеро. На западном берегу высоко, точно бросая вызов голубому небу, подняла свою могучую вершину гора Алтын-Туу. Перед ней в старину алтайцы падали ниц и приносили жертвы. Но теперь иное время. Старик-теленгит Какаев Павел бестрепетно смотрит на золотую гору и говорит: «Чернь». Так выразительно называют алтайцы тайгу.

— В черни все есть, — говорит Какаев Павел, — горностай, колонок и белки много. — А там заповедник — промышлять нельзя, — вздыхает старик, глядя на восточный берег.

Алтайский заповедник

— Видно, жалко тебе тех мест, что так тяжело вздыхаешь? — спрашиваю старика.

— Маленько жалко, но в черни тоже всякий зверь есть. Охотиться можно. В заповеднике зверь плодится. Если его везде стрелять, кого тогда промышлять станем?

Такой ответ можно услышать не только от Кахаева Павла. И другие охотники поняли, какое огромное значение для развития промысла имеет заповедник.

— Заповедник — это хорошо, – говорят они.

Алтайский государственный заповедник, созданный в 1932 году, занимает в основном незаселенную прителецкую тайгу. На всей его территории, от реки Чулышман на западе до границ Тувинской автономной области на востоке, запрещена охота на любого зверя и дичь. Богатые природные условия заповедника, разнообразного ландшафта, климата, широта массива — все исключительно способствует развитию диких животных. В заповеднике созданы все условия и для научно-исследовательской работы.

Гордость заповедника

Краса и гордость заповедника – копытные животные: марал и лось. 

Красавец таежных гор — марал, сильный и быстрый, оказался беспомощным перед осторожным и зорким охотником. Рослый зверь, мясо которого так вкусно, шкура которого так велика и тепла, не давал покоя охотнику. Как бы далеко в горные кручи, болота не заходил зверь, всюду неотступно его преследовал охотник и убивал.

– Марала убить, — год можно жить, — говорят охотники тувинцы, охотящиеся за маралом в мае, когда молодые рога налиты кровью, из которых изготавливают ценнейший медицинский препарат — пантокрин. 

Неудивительно, что зверь стремительно шел на убыль. До организации заповедника маралы сохранились только в самых отдаленных местах.

По подсчетам наблюдателей, в 1932 году маралов на территории заповедника находилось около 100 голов. С того времени, как этих животных человек взял под свою защиту, чуткий и осторожный зверь стал привыкать к нему. Теперь он уже не бежит в беспредельном страхе на своих быстрых ногах от человека, а держится более доверчиво, выходит из неприступных мест и распространяется по всему заповеднику. Сейчас в нем насчитывается около 2500 маралов.

Соболь на просторе

Не менее счастливо сложилась судьба соболя. Когда-то этот пушной зверек буквально не мог найти себе места. В долинах, таежных далях, в нагорьях — охотники всюду преследовали его. Инстинкт помогал зверьку запутывать следы, уходить под снег, скрываться в непролазных валунах. Но за соболем ходили опытные охотники. Подолгу просиживали они над соболиной стежкой и, разгадав «игру зверька», шли дни и ночи по его следам, и наконец добывали серебристый соболиный мех.

15 лет назад наблюдатели заповедника исходили всю тайгу. После тщательных поисков под гребнем хребта Корбу, на каменных россыпях, были обнаружены следы 3–4 пар соболей. Это все, что осталось от водившихся раньше по всему Алтаю в большом количестве соболей.

Соболи — жизнеспособные зверьки. В заповедных местах они распространились быстро, почти повсюду и сейчас их насчитывают около 1000 штук.

Нигде в Советском Союзе нет такого увеличения соболей, как в Алтайском государственном заповеднике. Масса соболей уходит на другую сторону Телецкого озера, в так называемую чернь. За последние годы на заготовительные пункты стали приходить охотники с соболями. Так с помощью заповедника в нашей области восстановлен соболиный промысел.

Хищники вне закона

На белесых вершинах, гольцах, наблюдатели и научные работники находят могилы горных баранов — кочкарев. Огромные животные, вес которых достигает 18 пудов, вымирали.

На могильниках было обнаружено до 12 скелетов баранов, погибших, вероятно, от осеннего джуга или затянувшейся зимы. Столь редкие бараны-гиганты кочкари представляют исключительный научный и практический интерес.

Научные работники заповедника стараются сохранить все существующее в природе. Только одни волки поставлены вне закона. Их можно стрелять, травить, капканить и т. д.  В заповеднике волков не так-то уж много. Высокотравье летом, глубокие снега зимой выживают их из тайги и существенного урона хозяйству заповедника они не приносят. Более страшна рысь. Осенью, когда медведи после сытого ягодного лета забираются в берлогу на зимовку, рысь становится хозяином лесов. Легкая, широколапая она легко добывает копытных животных в снегу. На снежной пороше наблюдатели узнают трагическую борьбу, которая длится, видимо, недолго между благородным животным и хищником.

На марала рысь чаще всего бросается с дерева и вгрызается ему в шею. Ни судорожные прыжки, ни быстрый бег не помогают сбросить хищника и обессиленный марал с перерезанным горлом падает на землю. Выев лакомые места, печенку, рысь уходит.

Не будь рыси, маралов в заповеднике было бы в два-три раза больше. Охотясь главным образом на копытных, она полностью истребила горного козла. Такая же судьба может постигнуть и кабаргу, лосей, горных баранов и других животных.

В селении Айле, научном и управленческом центре заповедника, идет спор. Одни говорят, что не надо истреблять никаких зверей, в том числе и хищников. Пусть в природе развивается все само собой. Копытные должны как-то завернуться, уберечься. Другие расположены более воинственно: хотят истребить всех хищников. Вопрос, конечно, серьезный. Алтайский заповедник – крупнейший, второй по величине заповедник Советского союза, богатейший как по фауне, так и по флоре. К нему приковано внимание широких научных кругов. Поэтому особенно важно сохранить природу заповедника в ее естественном виде. Безусловно, хищники оказывают влияние на развитие других животных и с точки зрения научного подхода необходимо, чтобы они остались нетронутыми. Но нам, людям, не занятым биологическими проблемами, не нравится, что в заповеднике так их много, и в особенности, если привести пример с горными козлами. Мы против того, чтобы истреблять в  заповеднике всех хищников, но нам кажется необходимым вместе с волками истреблять и рысь, росомаху, оставив их для науки в небольшом количестве.

Под защитой человека

Главным пушным зверьком здесь является алтайская белка. Слава о ней идет издавна. Она всегда шла по высоким ценам на сибирских да и российских пушных рынках. В заповеднике белка имеется в большом количестве и повсюду. Развелось их так много, что они вынуждены эмигрировать из заповедника в соседние леса, кедровую чернь. Наблюдается переселение из заповедника и других животных, как, например, копытных.

Места, примыкающие к заповеднику, стали излюбленным местом для охоты.

Так, и в сезон 1945 года работники колхозов Улаганского аймака «Пограничник», имени Сталина, «Кызыл Тоурак» и других на левом берегу Чулышмана в день убивали по 60–70 белок. Особенно удачна была охота колхозников Темыева, Казагачева и Тендекова. При этом надо отметить большую сознательность и государственное отношение колхозников-охотников к заповедным лесам. Кордоны, несущие сторожевую службу, вот уж ряд лет не отмечают  нарушение границ заповедника колхозниками.

В кедровой тайге всюду встречается бурундук. Зверек он неказистый, бешеный. О нем можно было бы и не писать, но он всех так радушно встречает, что просто непростительно не упомянуть о нем. К тому же у него интересная биография. Говорят, что когда-то праотец всех бурундуков в чем-то провинился. Короче — проворовался. Звери его простили, но все-таки поцарапали его. Вот с тех пор все бурундуки и живут с отметинами. Но есть и другое предание.

Давно это было. Медведь бурундука встретил и говорит:

— Э, давно я тебя не видал, как звать-то позабыл.

— Бурундук я, дедушка, бурундук.

— Ну, а где ты был все время?

— Отца и мать дорогих проведывал, родных навещал.

— Молодец, бурундук, подойди ко мне поближе, поглажу тебя. 

Нелегкой оказалась медвежья ласка. На спине, где лапой провел медведь, пять борозд от когтей осталось. С тех пор все бурундуки полосатые стали.

Энтузиасты науки

К таежному хозяйству заповедника с пристрастием относится его замечательный отряд опытных работников. Шесть лет безвыездно живет в заповеднике Георгий Джемсович Дулькейт, руководитель научной части. Он ведет летопись природы. Им там написаны ценные научные работы о развитии диких животных. Георгий Джемсович оказывает неоценимую помощь всем экспедициям и научным работникам. Под его руководством из простого наблюдателя до научного работника и начальника охраны вырос Иван Иванович Абрамов. Сейчас тов. Абрамов выехал в Абаканскую тайгу для проведения научно-исследовательской работы по миграции животных.

Замечательным знатоком тайги, бдительным охранником является Пыжанкин В., и особенно тов. Молоков. Ни один браконьер не перейдет через его кордон «Караташ» незамеченным. Молоков бесценный проводник экспедиции. Много и других замечательных людей в Алтайском государственном заповеднике. Все они любовно трудятся, разрешая научные задачи и обогащая охотничий промысел Ойротской и других областей Сибири. 

А. Каланаков («Красная Ойротия», 18 августа 1946 года) 

На нашем сайте в рубрике «Маленькие истории» также выходили рассказы «Телецкие были» журналиста Анатолия Каланакова под псевдонимом А. Горского. Прочитать первую часть можно по этой ссылке, а вторую — по этой ссылке.

Все самые последние новости в нашем телеграм канале

Отправь другу

spot_imgspot_img

Популярное

Другие статьи

Горы нужно любить!

Скромным тружеником войны назвал этот вертолет Александр Маршал в...

В Усть-Коксинском районе перевернулся автобус с пассажирами

В Усть-Коксинском районе перевернулся автобус с пассажирами. Никто из...

Мероприятия, посвящённые 35-летию вывода войск из Афганистана, прошли в Горно-Алтайске

15 февраля состоялись мероприятия, посвящённые 35-летию вывода советских войск...