На страже природного богатства: как сегодня живут работники Майминского лесничества

Дата:

Зона ответственности

На улице сентябрь, но деревья ещё зеленые. О скором наступлении золотой осени напоминают лишь кое-где пожелтевшие листья берёз. О том, как и чем живет сегодня Майминское лесничество, мы узнали, наведавшись в «резиденцию» на ул. Барнаульской. Двухэтажный дом из серого кирпича почти не видно с дороги – он скрывается за высокими елями. Прямой наводкой – в кабинет инженера по лесовосстановлению.

В ведомство Юлия Кривощёкова пришла в 1984 году, сразу после окончания Бийского техникума лесного хозяйства. Начинала с мастера, была помощником лесничего, инженером по лесному хозяйству. За 40 лет работы в лесной отрасли лишь раз промелькнула мысль сменить работу – не сошлась во взглядах с новым начальством. Однако через месяц не выдержала и снова вернулась в родную стихию.

Родилась моя собеседница в селе Чуря, которого уже не существует в Турочакском районе, в весьма живописном месте – среди рек и распростершихся вокруг богатых хвойных лесов. В советское время по Бии и Лебедю сплавляли лес – реки использовались как транспортные артерии для местных жителей. Отец Юлии также работал на лесозаготовке. Возможно, это  тоже повлияло на ее профессиональный выбор.

По словам Юлии Павловны, сейчас в коллективе трудятся 15 человек. Среди них лесные инспекторы, мастера, инженеры леса, финансисты, бухгалтер, водитель. Под их круглосуточным контролем весь зеленый фонд Майминского лесничества – а это более 80 тысяч гектаров – на которых произрастают дубы, пихты, кедры, сосны, березы, осины, лиственницы и ели.

– В 2008 году в структуре организации произошли изменения, и нагрузка распределилась на два ведомства: лесничество, в обязанность которого входят контроль и надзор за деятельностью в лесном фонде, и автономное учреждение «Чемал Лес», занимающееся производственными работами, – рассказывает моя собеседница. – В течение года мы проводим патрулирование и охрану леса, разработку лесосек, санитарные рубки, отводы древесины населению для строительства, ремонта и заготовки дров, посадки в лесу, уход за культурами. В пожароопасное время лесничие регулярно обходят «владения», раздают отдыхающим листовки с правилами поведения и телефонами оперативных служб. В новогодний период патрулирование усиливается, так как возрастает число желающих заполучить хвойных красавиц на Новый год.

– Но как же так? С таким количеством работников за всем не уследишь! – кидаем мы аргумент.

– Людей действительно не хватает, работа тяжелая, – присоединяется к беседе инженер по охране и защите леса Андрей Никитин (в отрасли он уже более 17 лет). – Но если не мы, то кто?..

Раз иголка, два иголка

В Майминском лесничестве в 2022 году сплошные рубки прошли на площади 15 га.

– Все они компенсируются, – говорит Юлия Кривощёкова. – Где-то природа сама берет свое, а где-то «зеленым легким» не обойтись без помощи людей, к тому же по законодательству на то, чтобы вернуть лесу «долг», отводится три года. Так, в этом году произвели компенсационную посадку на 16 гектарах, по госзаданию посадок не было.

Восстановление леса занимает не одно десятилетие. Например, лиственное дерево растет до взрослого около 40 – 50 лет, хвойное – в два раза дольше. А чтобы сосна или ель стали полноценными элементами экосистемы, лесникам необходимо провести большую работу: высадить семена и саженцы, взлелеянные в питомниках, на протяжении нескольких лет беречь их от быстрорастущей травы и осыпающейся со старых деревьев хвои и листвы, которые душат молодые ростки, и только тогда, когда деревца окрепнут, можно вздохнуть спокойно – дереву быть! Когда начинают рубить спелый лес, намечают не только стволы, которые будут убирать, но и фиксируют подрост – молодое поколение деревьев, выросшее под пологом леса. После рубки подрост получает больше света и влаги, поэтому вырастает.

Долгое время одним из лучших в республике был лесопитомник, расположенный на территории Манжерокского участкового лесничества. На площади в 10 гектаров выращивали крохотные сеянцы для дальнейшего переноса в лес.

Вот только питомник этот в скором времени перейдет в ведение ГЛК «Манжерок».

Между прочим, сделать свой вклад в зеленое будущее нашей планеты может любой житель республики и даже без «лесной» специальности как минимум дважды в год – во время акций «Сохраним лес» и «Сад памяти» весной и осенью. Всех волонтеров обеспечивают инвентарем и посадочным материалом.

– До 2007 года, до введения Лесного кодекса, деревья сажало само лесничество, сейчас этим занимаются либо по госзаданию, либо предприятия-арендаторы. Участки можно брать в аренду на срок до 49 лет, и в это время за ведение лесного хозяйства отвечают уже они сами. Но чаще всего люди пользуются территорией и забывают, что за ней нужен уход, – сетует Андрей Никитин.

Не наломать дров

Тем временем интересуюсь наиболее частыми нарушениями.

По словам работников Майминского лесничества, самые типичные – это неосторожное обращение с огнем и бытовой мусор, который оставляют после себя отдыхающие. И вроде бы все это не откровение, а прописные истины, которые всем объясняют с детского сада, но тем не менее возгорания периодически происходят.

– В этом году мы выявили десять фактов незаконной рубки, – продолжает Андрей Никитин. – В основном нарушители – местные жители, таким образом они заготавливают дрова, строевой лес для хозпостроек, хотя для отопления предлагаем собирать валежник бесплатно. В деревнях у людей работы нет, вот и приходится им жить за счет леса, некоторых не останавливают даже огромные штрафы.

– Что вы сделаете, если встретите браконьера?

– Вызову сотрудников полиции. А что я еще могу? У нас полномочий, наверное, даже меньше, чем у обычных граждан. Никакого оружия или других средств защиты нет, только словами повлиять можем. Ни оштрафовать, ни задержать, – говорит Андрей Александрович.

Так и живем

К сожалению, сегодня лесная отрасль, как и многие другие, страдает от нехватки молодых кадров. Специалисты сетуют, что профессия лесничего потеряла былой престиж.

– Многое в лесной службе изменилось, и лесничие примерно половину всего времени вынуждены заниматься бумажной работой. А ведь еще несколько лет назад они практически дневали и ночевали в лесу. Их труд вознаграждался сеном или дровами, а при поимке «черного» лесоруба полагалось 10% от суммы штрафа. Были премии, льготы, дрова на отопление, покосы выделяли. Теперь времена не те, – резюмирует Юлия Кривощёкова.

К слову, зарплата у сотрудников не превышает 20 тысяч рублей. Молодежь такими деньгами в отрасль не заманишь, вот и остаются только преданные своей профессии люди, любящие и уважающие природу.

А о главном работники лесничества сказали кратко: «Любить надо свое дело, работать с душой – тогда все будет ладиться и получаться». И здесь не поспоришь. Прощаемся в надежде на лучшее: что и былая слава лесхозов вернется, и зарплата у патриотов леса вырастет, и отряд специалистов пополнится новыми людьми! Стучу по дереву – так, на всякий случай, чтоб точно сбылось!

Татьяна РУССКИХ
Фото Владимира Сухова

Все самые последние новости в нашем телеграм канале

Отправь другу

spot_imgspot_img

Популярное

Другие статьи

Тысяча семей в Республике Алтай улучшили свои жилищные условия за счет материнского капитала в 2023 году

Программа материнского капитала действует в России с 2007 года....

Инфляция в Республике Алтай в январе составила 7,7%

В январе инфляция в Республике Алтай незначительно ускорилась и...

Турнир по хоккею с мячом «Аргали-бенди» прошел в Кош-Агаче

Турнир по хоккею с мячом «Аргали-бенди» прошел 29 февраля...