Главное – это любовь

Дата:

Накануне свадьбы Ольги и Александра в селе только и говорили: «Как? Друг друга толком не зная – сошлись?» В любовь с первого взгляда  во все времена мало кто верил. А она есть! Ходит по миру и одаривает своими объятиями избранных. Супруги Манеевы в прошлом году отметили пятидесятилетие совместной жизни, а смотрят друг на друга теми же глазами, что и в день свадьбы, которую, несмотря на людские пересуды, в 1973-м гуляли всей Ыныргой, и о любви говорят так просто, как воздухом дышат. Ольга Степановна и Александр Ивойлович воспитали 11 детей, сейчас у них
38 внуков, правнук и две правнучки.

Александр родился в поселке Кульбич Чойского района. Когда ему исполнилось три года, родители переехали в Ыныргу. Мать была отсюда родом, отец – из Усть-Коксинского района. В семье росли шестеро детей.
– Мать умерла, когда мне было 16 лет. Отец пенсионер – копейки получал. Я пошел работать, нес ответственность за младших братьев. Потом учеба, армия… Всю жизнь трудился трактористом в совхозе, – говорит А.И. Манеев.
Ольга тоже родилась в многодетной семье, их было семь сестер. Родом из Чойского района, но жить на одном месте долго не приходилось, часто переезжали. Отец был умелым печником и вообще на все руки мастером, а потому где была работа, туда и отправлялись всей семьей. Потом все же решили в Каракокше дом построить, здесь и осели.
– Судя по тому, что вы из многодетных семей, свою такой же представляли? – спрашиваю я.
– Нет, поначалу вообще проблемы были, Бог ребенка не давал, – рассказывает Ольга Степановна. – Я плакала. Мама меня успокаивала, приговаривая: «Узелок развяжется – еще не рада будешь!» Я же в отчаянии звала мужа в детский дом, взять ребеночка. Но он всегда верил, что свои будут. Когда появилась наша старшая дочь Лена, счастью не было предела. Потом родился Витя, следом Аня, в 1982-м Люба, через два года Юля. В 1986 году сын Саша, за ним двойняшки Вова с Наташей. Потом еще два мальчика-близнеца – Толя и Коля. В 1992-м родилась самая младшая – Галя. Все они у меня были крупными, даже близнецы по четыре с лишним килограмма каждый родились, здоровенькие. Всем детям мы были рады. Помню, конечно, осуждающие взгляды односельчан, врачей, которые выписывали направление на аборт: мол, куда рожаешь, время такое сложное! Но я всем отвечала: «Мы себе рожаем, к вам есть-пить не поведу!» Да и как грех на душу взять, если ребенок уже вот он, живой человек!
Несмотря на трудные времена, Манеевы жили хорошо.


– Слышала, что в девяностые, кажется, в Каракокше ребятишек комбикормом кормили. Мы никогда не голодали. Всегда много работали, умудрялись выходить победителями из самых сложных ситуаций. Моим километровым грядкам всегда соседи удивлялись. Овощи, ягоды меняли на сахар. Делали очень много заготовок на зиму. Ходили в тайгу за клюквой, калбой. Сдавали дикоросы, когда появились пункты приема, деньги здесь можно было выручить приличные.

Дети всегда помогали родителям. И ведь никто не заставлял, не строжился, просто не могли оставаться в стороне, когда отец с матерью выполняли какую-то работу.
– Хлопот с моими ребятами не было. Они не хулиганили, не капризничали. Чуть подросли – сами научились по дому хозяйничать, корову доить. Им это нравилось. Бывало, только начнешь что-то делать, кто-нибудь тут же в помощники напрашивается.
Дом Манеевых был местом притяжения, рядом на полянку деревенские ребятишки приходили играть в лапту и футбол. Зимой очищали снег на реке и катались на коньках. Здесь всегда было шумно, весело, а уж если мама Оля пироги печь начинает, далеко не разбегались, знали: угостят каждого!
Сейчас супруги живут одни. Рассказывают, что первое время от окна не отходили, скучали по детям, выпорхнувшим из родительского гнезда. Сын Владимир живет по соседству. У него восемь детей – семь мальчиков и дочь. С ним держат совместное хозяйство. На скотном дворе – коровы, свиньи, овечки, также есть куры.
– Наши дети далеко не уехали, два сына в Томске живут, два – в Паспауле, два – в Каракокше, три – в Руднике «Весёлом». Дочь в Чепоше. У всех жизнь сложилась. Начальников среди них нет, но все хорошие трудолюбивые люди, – говорит Александр Ивойлович.
Глядя на стены, увешанные фотографиями детей и внуков, во время разговора все думала: где же можно всех разместить, если, например, на день рождения или на Новый год все приедут? Это же человек пятьдесят только самых близких! А еще сваты, сестры, братья, друзья…
– Мы недавно пристрой к дому сделали. Теперь места намного больше стало – всем хватает, – поясняет Ольга Степановна. – Раньше в трех комнатках тринадцать человек жили, и то не скажу, что было совсем плохо. В тесноте, да не в обиде. Квадратные метры власти обещали увеличить – отдать вторую половину дома. За стенкой семья с четырьмя детьми жила, им вроде квартиру сулили, но так ничего от государства не получили ни мы, ни они.
Это хорошо, что сейчас увеличили детские пособия и прочие социальные выплаты назначают многодетным семьям. Раньше только к зарплате мужа добавляли рублей 12, да на ребятишек (и то не на всех) пособие маленькое давали. И мы даже не надеялись на чью-либо помощь со стороны, не ради денег же детей рожали, а потому что любили, – рассуждает многодетная мать.
Жаль только, что Ольга Степановна без нормальной пенсии осталась, так как, воспитывая одиннадцать детей, не выработала нужного стажа.
– Я устраивалась на работу нянечкой в детский сад, дояркой на ферму, но ребятишки маленькие были, их же накормить надо, в школу отправить. Если кто заболеет, так уж и всех по кругу приходилось лечить. Ни один работодатель не потерпит ни опозданий, ни столько больничных… Приходилось увольняться, – говорит О.С. Манеева. – Еще и документы должным образом не оформлялись в сельской администрации. У меня есть медали материнства первой и второй степени, и все – больше ничего, а для надбавки к пенсии этого недостаточно. Слава Богу, Татьяна Николаевна Галанова, наша самая активная общественница в селе, обещала помочь – узнать, что можно все-таки в моей ситуации сделать. А то ведь пенсию я получаю такую, словно тунеядничала всю жизнь. Во многом благодаря Татьяне Николаевне мой муж получил знак отличия «Мактулу ада» («Отцовская слава»). Было очень приятно: сам глава республики Олег Хорохордин вручил.
Не хотелось заканчивать разговор на грустной ноте. Напросились посмотреть хозяйство Манеевых. Несмотря на морозец, из загона вышли буренки. За ними, ближе к теплому стогу сена, стояли овечки. Остальная животина носа на улицу не казала.
– Дети уговаривают отказаться от этого хлопотного и физически тяжелого дела, – говорит Александр Ивойлович. – А нам нравится. Как в деревне без скотины?
– Супруг тут управляется. А я люблю в тайгу ходить. В этом году семьдесят лет исполнится, а я жду лета, чтобы с детьми в лес отправиться, – добавляет Ольга Степановна. – Очень нравится клюкву собирать, ароматные листья дикой смородины. А какая красота вокруг – сердце радуется!
Прощались с Манеевыми как добрые друзья. Хозяйка пригласила в мае на юбилей:
– Вот тогда и увидите нашу семью в полном составе. Обещают приехать все!

Наталья Котенко

Фото Владимира Сухова

Все самые последние новости в нашем телеграм канале

Предыдущая статья

Отправь другу

spot_imgspot_img

Популярное

Другие статьи

Прокуратура выявила факт незаконной рубли леса в Чемальском районе

Природоохранная прокуратура выявила факт незаконной рубки лесных насаждений на...

«Иль сны приходят. В них я с вами вместе…»

Время летит неумолимо. Изменить чью-то судьбу мы не можем,...