На тернистом пути к своей заветной Звезде

На тернистом пути к своей заветной Звезде

08.04.2016 0 Автор Администратор

Эмиль Толкочеков вышел в полуфинал Всероссийского вокального телевизионного конкурса «Новая Звезда»

Эмиль 1 (2)
2 апреля на телеканале «Звезда» транслировалась третья программа второго тура проекта, на которой феерический номер певца из Республики Алтай Эмиля Толкочекова, исполнившего песню легендарной российской группы «Браво» «Космический рок-н-ролл», сразил и зрителей, и строгое жюри. Он получил 80 баллов из ста возможных.

«Новая Звезда» — молодой музыкальный телепроект, который уже обрел большую популярность. Организатор конкурса – Министерство обороны РФ. Идея его проведения принадлежит главе военного ведомства генералу армии Сергею Шойгу, предложившему собрать участников из всех 85 регионов страны.
Республику Алтай представляет яркий талантливый артист Эмиль Толкочеков. Сегодня он гость нашей редакции.

– Ваше второе выступление на «Новой Звезде» член жюри певец и композитор Денис Майданов назвал «диким буреломом, торжеством энергии и неукротимости». А известный композитор Максим Дунаевский отметил, что номер получился очень органичным и вы сумели показать себя с совершенно другой стороны, нежели в первом туре, и что это самое ценное для него.
Давайте начнем по порядку. С чего начинался ваш творческий путь?
– Петь я начал с детства. Первый раз вышел на сцену в семь лет, когда учился во втором классе школы №7 Горно-Алтайска. Это был 1992 год. Мы выступали в городском ДК на смотре-конкурсе художественной самодеятельности. Нас готовила известный сегодня в республике педагог Елена Владиславовна Аллаева, которая вела школьный хоровой кружок. Помню, как перед выходом к зрителям дрожали коленки, ноги сделались ватными, дыхание – прерывистым, темнело в глазах… А потом — аплодисменты!.. Чувства переживания и волнения запомнились надолго. Но я сознавал, что это мне нравится. Так я заболел сценой, и впоследствии увлечение пением стало делом моей жизни. Вообще с малых лет почему-то знал, что буду артистом.

– А как к вашему увлечению музыкой отнеслись родители? Ваш папа Альберт Николаевич Толкочеков — именитый спортсмен, много лет отдавший развитию спорта в регионе…
– Я с младших классов занимался греко-римской борьбой и показывал хорошие результаты. Отец возлагал на меня большие надежды, всецело верил, что и я свяжу свою жизнь со спортом. Он не одобрял мою увлеченность пением, сценой.
Но, видимо, во мне победили мамины корни. Мама, Галина Армисовна, из музыкальной семьи. Она окончила Абаканское музыкальное училище. Дед (её отец) виртуозно играл на балалайке, баяне, гитаре.

– То есть вас поддержала мама?
– Да нет, оба были против. Родители пытались объяснить, что жизнь артиста тяжела, в общем, хотели для меня лучшей судьбы. Но я твердо шёл к своей мечте, которую уже не мог предать, остаюсь верен ей и сегодня. В юношеском возрасте с головой погрузился в музыку. И в конце концов понимание родных пришло.
Мои гастроли начались довольно рано. Ездили все вместе. Папу мы называли спонсором, маму – продюсером, а брата – болельщиком.
Поддержка семьи всегда чувствовалась. Иногда, казалось, что задача невыполнима. А родители верили в меня, подбадривали, это придавало сил, и я делал порой то, во что сам не верил.

– Мы знаем, вы участвовали во Всемирном детском хоре ЮНЕСКО. Это был яркий этап вашей творческой жизни. Как вы попали туда?
– На различных вокальных творческих конкурсах регионального, межрегионального, всероссийского, международного уровня я часто становился призером. Думаю, Всемирный детский хор ЮНЕСКО следил за результатами моих выступлений, успехами и в конечном итоге решил пригласить в число своих артистов. В составе данного хора я работал с 1999 по 2001 год, обучаясь на тот момент в Бийской школе.

– Расскажите подробнее об учебе в Бийске.
– В Бийске я учился в музыкальной школе при музыкальном училище. Общеобразовательную программу осваивал в Бийской спецшколе для слабовидящих детей, так как у меня с раннего детства очень плохое зрение. К данному этапу моей жизни теперь отношусь спокойно. Раньше считал зазорным и не любил затрагивать эту тему. Сегодня, наверное, даже важно рассказать об этой истории, произошедшей со мной, может, кому-то из молодых людей она пойдет на пользу.
В детстве я был сгустком комплексов. На улице, в школе меня все называли слепошарым, очкариком, Котом Базилио. Представляете, наверное, насколько жестокими могут быть дети. Такие насмешки, конечно, было больно терпеть. Занимаясь борьбой, я мог постоять за себя. Бывало, за оскорбления обидчики получали по носу, потом доставалось и мне…
Очень сильно отставал в учебе. Ничего не видя на доске даже с первой парты, всегда садился за последнюю — ведь нужно было как-то повышать мальчишескую самооценку! Этакий хулиган среди сверстников, любимчик девчонок и сердцеед, «спиногрыз» у учителей.
В дневнике — сплошные двойки, положительные отметки — только по физкультуре. Директор 7-й школы Лилия Григорьевна Сакашева всячески поддерживала меня, но ситуация с успеваемостью не менялась. Однажды родителей вызвали на комиссию и сказали: либо отчислим вашего ребенка, либо переводите его в спецшколу. Вот так восьмиклассник, такой бравый горно-алтайский парень в кепке с козырьком назад, в джинсовке и рубашке навыпуск по колено, попал в Бийск.
Оказаться в специализированном коррекционном заведении, где контингент – это воспитанники детского дома (отказники, сироты, а также инвалиды), стало настоящим шоком, испытанием. В этом режимном здании меня поразила картина, представшая передо мной в первый же день. На перемене по коридору, вытянув вперед руки, шел слепой мальчик. К нему подбежали дети, по всем признакам более или менее зрячие. Один из ребят пнул его, остальные захихикали, окружили, дразня, мол, поймай нас! Не выдержав издевательств, я схватил пнувшего за грудки. «Что же ты делаешь? Он же слепой!» — сказал ему резко, пытаясь заступиться… Но ещё больше меня удивило другое. Учителя и воспитатели никак не реагировали и закрывали глаза на всё это.
Позже, по окончании данной школы, я стал понимать, что происходило: в подобных ситуациях мы забывали о том, что плохо видим, все были равны и учились не обращать внимания на свою болезнь. Хорошо видишь ты или плохо, ДЦП у тебя или ты колясочник, сирота — для нас не было разницы, мы были все в одинаковых условиях. Мне кажется, что таким образом мы готовились к суровым реалиям жизни. Сейчас я знаю некоторых горно-алтайских ребят, которые, так же как и я, плохо видят и которые выросли маменькиными сыночками, до сих пор живут с родителями и не представляют своего существования без них. Социально они абсолютно не адаптированы.
Дома родители меня всегда жалели, не давали сложных поручений по дому, не ругали, если я что-то не сделал. Считаю, это неправильно. Но потом они все-таки поняли: если продолжать жалеть, ничего хорошего не будет. Несмотря на то что я был относительно несамостоятельным, они отдали меня в коррекционную школу в другом городе. Обычно таких детей, как там, не приветствуют, стараются находиться от них на расстоянии, а меня отдали туда. Доверились педагогам…
Учителя там действительно очень хорошие. Они нас готовили к самостоятельности.
В итоге я наконец-то смог нагнать учебную программу по всем предметам. Окончил школу хорошистом лишь с двумя четверками. И даже при отсутствии математических наклонностей с моими оценками я мог пойти в любой технический вуз.

– И что же вы выбрали?
– Моя мечта была поступить в Московский государственный музыкальный колледж эстрадного и джазового искусства, известный в народе как колледж на Ордынке. Это лучшее и единственное заведение в нашей стране по подготовке артистов эстрады, в мире таких всего двадцать. Когда при поступлении я показал все свои документы, мне сказали: «Извините, вы не пригодны для будущей профессии».
Но отступать я не собирался. Убрал медсправки, которые говорили о моей физической несостоятельности, и решил попытать счастья уже на общих основаниях. Меня приняли, но учиться было очень тяжело. В момент, когда надо бегло читать ноты на листе, я елозил по нему носом с лупой. От такого дикого напряжения постоянно мучили сильные головные боли. Пережить пришлось разные трудности, зато достиг своей мечты.
Не каждый здоровый человек добивается таких результатов. Я не хвалюсь, а хочу этим сказать, что нельзя отчаиваться ни в коем случае. Пусть у тебя не будет ноги, руки, пусть ты не видишь, не слышишь, но если чего-то хочешь, надо бороться и верить, что ты сможешь, что всё обязательно получится, главное — усердно работать.

– Эмиль, расскажите о вашем участии во Всероссийском вокальном телеконкурсе «Новая Звезда», за которым следит вся наша страна. Оба номера в вашем исполнении и в первом, и во втором туре доставили большое удовольствие зрителям, да и жюри их высоко оценило. Чувствуется, что вам комфортно на такой большой сцене…
– Да, сейчас на моем творческом пути — довольно серьезный этап. Конкурс «Новая Звезда» оказался неожиданно сложным не только в профессиональном, но и в эмоциональном плане. Было уже немало ситуаций, которые заставили сильно переживать.
В первом туре за полчаса до выхода на сцену обнаружилось, что у меня пропали головной убор, штаны и национальный музыкальный инструмент — комус. Только представьте мое состояние!
Во втором туре казус был в другом. Я должен был спеть романс, который замечательно исполняет певец Николай Носков, «Однообразные мелькают». Великолепная, яркая, красивая песня. Но я понимал, что для меня она «расстрельная»: если выйду с ней, то вылечу. Она у меня хорошо получалась. Мой вокальный педагог говорила: «Ты поешь, закрываю глаза — слышу Николая Носкова». Хуже оценки для артиста нет! Нет индивидуальности! Каждый должен быть неповторим! Я понимал, что по-другому не спою. Да и нельзя – ведь это классика! К примеру, если мы возьмем произведение Моцарта и переделаем, вот тут добавим пару переливчиков, а тут — ещё нотки, а в конце разыграем, и скажем: «Вот так, я считаю, лучше!» — это будет кощунством!
В этом году все конкурсанты очень сильные, и одним голосом тут никого не удивишь. Нужно ещё что-то, своя фишка должна быть.
По условиям второго тура мы должны петь, что дадут. Поэтому я пошел к продюсерам проекта и стал их слезно умолять поменять мне композицию на песню группы «Браво» «Космический рок-н-ролл». В ответ услышал, что это невозможно, поскольку авторы песни не дают добро. Тогда попросил организаторов конкурса дать мне разрешение её спеть, если сам смогу добиться согласия правообладателей. Мне сказали: дерзай!
Долго не думая позвонил Валерию Миладовичу Сюткину, с которым знаком ещё по работе в группе «Мистер Икс». На мою просьбу он откликнулся положительно, сказал: «Нет проблем. Я тебе доверяю, можешь петь на конкурсе любые мои песни». Он является автором текста. А вот с автором музыки Евгением Львовичем Хавтаном было куда сложнее.
Не знаю почему, но в нашем шоу-бизнесе о нем ходят не самые лучшие слухи, что у него якобы очень скверный характер. Но выбора у меня не оставалось: или я пою романс и вылетаю, или я встречаюсь с Хавтаном, он мне не разрешает, и я тоже вылетаю. Через друзей нашел адрес и телефон композитора «Браво». Набравшись духу позвонить ему, тут же раздумал, потому что была большая вероятность остаться непонятым. Решил поехать к нему домой.
Стучусь в дверь. Открывает Евгений Львович: в халате, растрепанный, не самой первой свежести. Секунды три смотрели друг на друга. Я поздоровался. А он мне: «Ты кто? Я ничего не заказывал…» Представился, объяснил, что являюсь участником телепроекта «Новая Звезда», что наши продюсеры связывались с ним, а он не согласился с предложенными условиями и не разрешил исполнять свою песню на конкурсе… «Так-так, подожди, не могу понять, где ты там участвуешь?» Заново стал рассказывать: «Я из Республики Алтай, меня зовут Эмиль. Я большой поклонник вашего творчества. Сейчас приехал на серьезный проект. Хочу спеть вашу песню на конкурсе». Тут Хавтан предложил зайти к нему, до этого наш диалог происходил на лестничной площадке. Он сразу ушел куда-то вглубь своей большой квартиры и крикнул: «Ча-ай будешь?» «Буду!» — ответил я, понимая, что надо тянуть время. «Снимай обувь, проходи!» Я разулся, прошел на кухню. Он заваривал чай, обернулся, посмотрел на меня: «Ты дурак? Пальто снимай». Я снял пальто, положил на диван, и тут же — мат в два этажа!.. Диван-то из белой, просто кипенно-белой замши!.. «Рассказывай», — наконец обратился ко мне Евгений Хавтан. Я ему все изложил. «Ну, слушай. Во-первых, мне никто не звонил и денег за песню я ни у кого не просил. Во-вторых, я что, совсем сволочь, что ли, чтобы отказывать исполнять мою песню на конкурсе?! Я понимаю, если бы ты зарабатывал на ней деньги. Мне даже приятно, что эту мою легкомысленную песню возьмут на такой серьезный проект». Свои слова он закрепил письменным согласием. Я от всей души поблагодарил его и уже на пороге сказал, что буду молиться Богу за него, а он шутя: «Пошел вон, пока я не передумал…» И спросил: «А зачем ты приехал? Почему не позвонил?» — «Подумал, что вы мне не ответите…» — «Так-то да, скорее всего я тебя просто послал бы… Молодец, что зашел. Ты, конечно, наглый, но молодец! Удачи!»
Схватив документы, я помчался на съемочную площадку. Увидев все бумаги, редакторы и продюсеры убедились, что с авторами проблем не будет, и через несколько часов я уже пел на сцене…

– Почему вы остановились именно на песне из репертуара группы «Браво»?
– Вообще в рок-н-ролле я чувствую себя как рыба в воде. Много лет исполнял песни подобного жанра. У меня был лучший педагог в России — основатель и руководитель группы «Доктор Ватсон». У него опыта, думаю, больше, чем у всех остальных артистов вместе взятых. Он научил меня правильно исполнять песни в данном стиле.

– На сегодня из 85 конкурсантов осталось 20, а в финал попадет половина. Что можете сказать о конкурентах?
– Сейчас остались, конечно, самые сильные, профессионалы своего дела. Все участники очень талантливые, никого не могу назвать слабым, все молодцы. Радует, что мы с ребятами не стали жесткими конкурентами, а сдружились. У меня появилось много друзей и реальных возможностей для потенциальных творческих союзов. Здорово! Для меня это яркий большой опыт.

– Каков ваш настрой на дальнейшее участие? Какую композицию подарите болельщикам в следующий раз?
– Информацию о номерах до телеэфира по условиям конкурса мы не имеем права разглашать. К сожалению, это пока останется секретом для читателей.
Я доволен своим результатом. Для меня уже победа, что справился с задачей-минимум и прошел во второй тур. Даже сам не ожидал пойти так далеко. В полуфинале бороться будет ещё сложнее.
Сейчас на мне лежит огромная ответственность, ведь я выступаю не сам за себя, а за Республику Алтай, и не просто как за административную единицу, а за свою малую родину!
Если вдруг я не попаду в финал, то меня сможет спасти только СМС-голосование зрителей, в котором прошу принять участие всех своих земляков, тех, кто считает себя патриотом. По численности наш регион невелик, поэтому передо мной стоит сверхзадача — понравиться всей стране!

Уважаемые читатели!
Телеэфир программы полуфинала Всероссийского конкурса «Новая Звезда» с участием Эмиля Толкочекова состоится 16 апреля на телеканале «Звезда».
Если наш представитель по оценке жюри не пройдет в финал проекта, то ему могут помочь ваши СМС. С одного номера можно отправить до 20 сообщений в пользу одного или нескольких конкурсантов. Стоимость услуги — 35 рублей. Собранные от голосования средства будут направлены в Фонд «Подари жизнь».
Показ программы финала состоится 30 апреля, 7 мая будет прямая трансляция гала-концерта участников телепроекта.

Беседовала
Наталия Манышева
Фото с сайта vk.com