О подстрочном переводе романа Л.В. Кокышева

Дата:

кокышевЗаявленная тема для научно-практической конференции, посвященной 70-летию со дня рождения видного политического деятеля, лидера алтайского народа Валерия Ивановича Чаптынова, всего лишь размышления исследователя литературы о подстрочных переводах алтайских писателей на русский и другие языки народов России.

В 70-е годы этот вопрос не был проблематичным. Однако по истечении почти четверти века мы уже потеряли традиции переводческого дела. В последнем выступлении В.В. Путина наконец-то прозвучала мысль о необходимости возобновления перевода художественных произведений национальных писателей. На заседании Совета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку (май 2015 г.) В.В. Путин особо подчеркнул: «В нашей стране проживают представители 198 национальностей, и они говорят почти на трех сотнях языков и диалектов… Напомню и о богатых традициях литературных переводов на русский книг, стихотворений, чьи авторы писали на своем родном языке. И благодаря переводу на русский их произведения становились известны всей стране, да чего там – всему миру». Год литературы, который был объявлен в России в 2015-м, совпал с годом празднования на Алтае юбилейных мероприятий, посвященных 70-летию Валерия Ивановича Чаптынова. В данной статье будут затронуты вопросы, связанные с подстрочным переводом романа Лазаря Васильевича Кокышева (1933 – 1975) «Арина», который был выполнен первым Главой Республики Алтай Валерием Ивановичем Чаптыновым. Классик алтайской литературы и основатель Республики Алтай являлись земляками, были родом из одного района, Кокышев был старше Чаптынова на двенадцать лет, но тем не менее они относились друг к другу с большим уважением и почтительностью, достойной уз братской любви.

Два варианта подстрочного перевода «Арины»

При жизни Л.В. Кокышева его произведения издавались на русском языке, тувинском – в переводе М. Доржу и на казахском языке в переводе Н. Телеутова. В целом же алтайская литература переводилась разными талантливыми людьми, среди которых особо следует выделить Абрама Китайника (проза), Илью Фонякова (лирика), Равиля Бухараева (лирика молодых поэтов). Благодаря их переводам алтайская литература знакома всероссийскому читателю.
Абрам Китайник переводил романы Л.В. Кокышева, в частности «Арину» (1959 г.), который переиздавался четырежды: при жизни автора в 1968 году и трижды после его смерти (1977 г. в Барнауле, 1982 г. в Новосибирске, 1986 г. в Москве). О существовании второго перевода мы узнали случайно, перелистывая периодику 60-х годов. В сборнике «Песни над Катунью» (1962 г.) в переводе Л. Леуткина опубликованы всего лишь отрывки из романа «Арина». На страницах журнала «Сибирские огни» (1966 г.) опубликован первоначальный перевод А. Китайника. Причем по времени издания первый перевод «Арины» появился раньше перевода А. Китайника.
Сопоставляя два перевода романа «Арина», мы задались вопросом: кто же выполнил подстрочный перевод «Арины», поскольку два варианта существенно отличаются друг от друга. Первый ближе к тексту оригинала. Исходя из того факта, что перевод «Арины» издавался при жизни автора, мы не сомневались в том, что перевод первоначально осуществлен автором или при участии автора. Один из этих подстрочников попал для рецензии в руки А.Л. Коптелова, давнего друга и наставника алтайских писателей, о чем свидетельствует статья исследователя Г.В. Кондакова, который работал с личным архивом писателя Л.В. Кокышева (сохранилась ли эта рукопись, мы пока не знаем). По его утверждению, на страницах этой рукописи сделаны замечания рецензента по поводу сохранения национального колорита текста, в том числе фольклорные, бытовые и этнографические особенности оригинала.
Учитывая рецензию А.Л. Коптелова, переводчики приступили к художественному переложению текста данного романа. В переводе Абрама Китайника, к примеру, сохранены обычаи и традиции алтайцев, к сожалению, в обоих переводах устранены исторические факты, а именно: эпизод о репрессии Санала, отца Арины; эпизоды, связанные алтайским мировидением, в частности, с шаманами и т.д. Возможно, это были запретные темы для советского времени, когда игнорировались в произведениях исторические факты в судьбе алтайского народа. Таким образом, вопрос о подготовке третьего варианта подстрочного перевода романа «Арина» Л.В. Кокышева становился все более актуальным, а непременным условием для появления нового перевода было наличие переводчика-носителя алтайского языка.
Сравнивая два перевода одного романа, мы обратились к информантам с вопросом: кто подготовил подстрочный перевод? Вдова поэта О.А. Савчиц подтвердила популярную версию о том, что Валерий Иванович Чаптынов переводил роман на русский язык. Однако О.А. Савчиц не может однозначно сказать, подстрочный перевод какого именно романа Кокышева был подготовлен непосредственно будущим главой Республики Алтай.

В поисках истины

Для разрешения данного вопроса мы обратились к другому информанту – давнему другу Лазаря Кокышева поэту Паслею Самыку (Василию Самыкову). Он в свою очередь порекомендовал обратиться к его супруге Вере Ивановне Самыковой. При встрече в республиканской поликлинике офтальмолог Самыкова подтвердила, что она действительно печатала рукопись по просьбе самого Лазаря Кокышева. «Лазарь просил меня перепечатать с рукописи в качестве секретаря-машинистки, при этом говорил, мол, не надо тебе отказываться – заработаешь деньги», – сказала Вера Ивановна.
В описываемый хронологический период В.И. Самыкова находилась в отпуске по уходу за ребенком, с ее слов следовало, что это была рукопись романа «Цветок степей», а не «Арины», хотя за достоверность последнего она поручиться уже не может. Приблизительное время данного события можно определить по году рождения сына Веры Ивановны. Эркин родился в 1970 году, на момент описываемых событий ему было два или три месяца. Таким образом, можно сделать вывод, что Самыкова занималась набором текста романа «Цветок степей» (1968 г.), а не романа «Арина».
В связи со всем вышеизложенным возникает закономерный вопрос о том, почему В.И. Чаптынов согласился переводить на русский язык «Цветок степей»? В описываемый период времени Чаптынов находился на лечении в областной больнице. Испытывая интерес к родному языку и литературе, Валерий Иванович использовал с пользой для общего дела выпавший незапланированный перерыв в работе, посвятив его подстрочному переводу одного из первых романов, написанных на алтайском языке. В 1970 году он был избран заместителем председателя Усть-Коксинского райисполкома и одновременно начальником управления сельского хозяйства.
По мнению Председателя Государственного Собрания – Эл Курултай Республики Алтай и алтайского поэта И.И. Белекова, перевод романа мог быть полностью закончен В.И. Чаптыновым, который около месяца находился в стационаре областной больницы (диагноз туберкулез не подтвердился). Валерий Иванович вполне мог успеть закончить подстрочный перевод и передать рукопись автору.

«Цветок степей» в переводе Чаптынова

Заметим, что в 1971 году был издан третий роман «Мечин Jылдыс» («Созвездие Плеяды») Л.В. Кокышева. Классик алтайской литературы находился в активном творческом процессе, создавал произведения и одновременно заботился о переводе уже второго романа. Роман «Цветок степей» знаменателен тем, что образы его героев имели своих прототипов в селе Курай Кош-Агачского района Республики Алтай. Прототипом главной героини Дергелей Карастановой послужила делегатка партийного съезда Ялкын Тулесова. Роман объемом в 246 страниц под пером переводчика В.И. Чаптынова начинался примерно так:
«Над просторной степью неторопливо опускался прохладный осенний вечер, погружая в сумерки усталые вершины далеких гор.
Возле крытой старым войлоком юрты, сбившись в кучу, стояли овцы. Сытые, притихшие, с глазами, полными тоски, они, казалось, о чем-то задумались.
Две девочки (одной – 14, другой – 9 лет от роду. Прим. Н.К.), одетые в старенькие платья, босые, с утомленными лицами, не отходили от овец, поглядывали на чернеющие горы, прислушивались к неслышным шагам наступающего вечера. Весь день они пасли отару и прошагали вместе с нею не один километр. Ноги их были до крови исцарапаны злой степной колючкой, но девочки давно привыкли к этому и даже внимания не обращали на такие пустяки.
Никто бы не сказал, увидев их, что это – родные сестры…»
Роман на русском языке объемом в 160 страниц завершается напутственными словами автора.
«…Дергелей – мой цветок степей. Молодое сердце, словно стремительная птица, не знающая устали и предела в своем полете.
Никогда и ничего не страшись, никогда не теряй надежды. Будь всегда чистой, как первый весенний степной ветер. Будь чистой, как утренняя звезда.
Ты – песня моя, счастье мое, боль моя, Дергелей. В тебе – сила жизни, крылья жизни. Никогда не уставай в пути».
Из вышесказанного следует, что В.И. Чаптынов переводил с алтайского языка на русский не «Арину», а «Цветок степей». Заметим, так названа главная героиня романа, но когда переводят его название обобщенным словом «Женщины», теряется авторское отношение к героине. Точнее, звучит как «Алтайдын кыстары» – «Девушки Алтая», а у автора есть более емкое, образное выражение – «Дочери Алтая».
К сожалению, в 1970 – 1980-х годах и в настоящее время в большинстве случаев отсутствует традиция по сохранению рукописей подстрочных переводов, равно как и отсутствуют специализированные места для хранения рукописей. Для исследователей литературы важно увидеть своими глазами само письмо, запечатлеть в памяти почерк автора или переводчика, сравнить оригинал с его подстрочным переводом, сопоставить два или несколько вариантов перевода.
Бюст Л.В. Кокышеву был открыт Валерием Ивановичем Чаптыновым в 1993 году. В силу экономических трудностей, которые переживала Россия, и в частности Республика Алтай, в начале 90-х годов ХХ века, отсутствовала возможность переиздания собрания сочинений Лазаря Васильевича, не говоря уже о создании в квартире Кокышева дома-музея. В настоящий момент данная проблема остается нерешенной, несмотря на желание коллег поэта по перу, исследователей алтайской литературы и неравнодушных жителей Горного Алтая. В республике отсутствует литературный музей, а личные архивы алтайских писателей пропадают бесследно, не говоря уже о рукописях с подстрочными переводами. По данному вопросу были неоднократные обращения в Министерство культуры республики, Государственное Собрание – Эл Курултай РА, но и сегодня он остается нерешенным. Помимо основных проблем, описанных выше, необходимо обратить внимание на вопрос по возобновлению работы ликвидированного сектора литературы в НИИ алтаистики им. С.С. Суразакова. Сектор литературы должен возобновить работу по изучению личного архива классиков алтайской литературы, кроме этого писательской организации республики необходимо создать группу по подготовке подстрочных переводов произведений алтайских писателей на русский язык.

Н.М. КИНДИКОВА,
д.ф.н., профессор  факультета алтаистики и тюркологии ГАГУ

Все самые последние новости в нашем телеграм канале

Отправь другу

spot_imgspot_img

Популярное

Другие статьи

7 лет лишения свободы получил директор компании за мошенничество с муниципальными контрактами

За неисполнение муниципальных контрактов осужден директор юридического лица к...

В Горно-Алтайске состоялась Всероссийская олимпиада по языкам тюркской группы

С 15 по 17 мая в Горно-Алтайском государственном университете...

Предварительное голосование «Единой России» продолжается в Республике Алтай

Его победители представят партию на выборах депутатов Госсобрания осенью. По...

За незаконную выдачу кредита под залог к ответственности привлечен директор городского магазина

По постановлению прокуратуры города за незаконное предоставление потребительского кредита...