Иван Южаков: «Страна — это мы!»

Дата:

В прошлом номере мы публиковали интервью с Иваном Южаковым о том, почему, с чем и как он ездит на Донбасс. Многое из беседы тогда осталось «за кадром». Продолжаем.

Люди, которые хотят и могут

– Организацией гуманитарной помощи, считаю, должны заниматься именно люди, которые хотят и могут принимать в этом участие со знанием дела, особенно предприниматели. Почему? Тут ведь как в бизнесе: постоянно сталкиваешься с организационной составляющей. Объявление сборов – та же реклама, закупка – изучение множества вариантов в поиске баланса цены, качества и транспортных затрат (что-то, например, лучше купить в Москве или еще ближе к зоне СВО: и отсюда не везти, и стоить там может дешевле). Доставка, раздача конкретно тем, кому адресовано, – логистика (плюс психология, конечно, много где договариваться нужно). То есть здесь ты не зарабатываешь, но применяешь практически все инструменты бизнеса.

Иногда говорят: «Мы соберем посылки, сами не поедем, отправим на КамАЗах, там адресно получат». Да не получат! Машины, конечно, дойдут до Луганска. А кто с передовой поедет за посылкой?

Сейчас, правда, организуют специальные склады – в частности, заместитель военкома РА Александр Сергеевич Голованов этим занимается. Туда можно будет что-то привозить, чтобы потом ребята, как будет возможность, забирали. Но когда представится та возможность? Да и держится все на конкретных людях.

Когда там за ребятами «гоняемся», на такси порой нужно за день больше проехать, чем здесь за год. Вот двое бойцов говорят: «Мы под Луганском». Но находятся они по разные стороны от города, между ними полторы сотни километров. Найти того и другого нужно по координатам и наитию – бездорожье же, GPS не применишь. Сколько времени потребуется на поиски, заранее неизвестно. Просчитывать бесполезно. Поэтому теперь не покупаю билет на обратную дорогу.

…Считаю, мобилизация должна быть добровольной. То есть организованной, но с подписями о желании встать на защиту Родины. Те, кто «за уши притянут», могут ведь и проблемы доставить, и «спятисотиться». А в тылу такой человек, возможно, работал бы на заводе, вносил свой весомый вклад в общее дело. Но такие вопросы, конечно, не нам решать.

Больше – лучше!

…Осенью добровольцем на СВО ушел депутат республиканского парламента Денис Шубин. Супруга и дети поддержали его в решении бороться за нашу страну и народ. В мирной жизни он вел крестьянско-фермерское хозяйство, работал тренером в Каракокше. Теперь три контузии у него, в госпитале побывал. Надеюсь, как-нибудь ему дадут небольшой отпуск, чтобы мог в родных местах восстановиться. У линии фронта, когда все постоянно гремит, контузию лечить сложно, надо в тишине побыть. (Пока материал готовился к печати, Денису Сергеевичу вручили медаль «За боевые отличия». – Прим. ред.).

…С местными общались мельком. Мнение о них пока очень сдержанное – первое впечатление может быть обманчивым. Из мужчин, тех, кто мог стоять в строю, осталась треть. В Донецке и Луганске в основном шахтеры, а это слаженные коллективы (хотя менталитет у дончан и луганчан различается), люди понимают, где правда, где ложь. Дальше на запад, особенно в селах, многое по-другому. Слышал от местных и «гоните гадов!», но в общей массе все же много зомбированных прозападной пропагандой. В нашей стране человека с Украины не забьют, не застрелят, беженцу, переселенцу еще и помогут. Если он других, не наших, взглядов, будут с ним разговаривать. А у них, на той стороне, можно только обхаивать Россию и нападать на русских, уровень агрессии высокий.
В Северодонецке в прошлом году была пекарня – прямо на улице пекли хлеб в печке, раздавали людям, оставшимся в полуразрушенном городе. Мы там первую нашу гуманитарку выгружали. Это место в центре города считалось безопасным. А потом кто-то «подсветил», и в Новый год прямо по печке ударили двумя хаймарсами. Скорректировать огонь могли только те, кто находился в соседних домах. Поэтому ребята местным помогают, но не доверяют.

…Луганск сейчас примерно как Барнаул. Обстрелов нет, три линии обороны, мирная жизнь, садики и школы работают. А в Житловке прилетает только так, но люди, те, что остались, тоже ждут на остановках автобусы, ездят по делам, решают житейские вопросы.

…Чем больше людей – предпринимателей, депутатов, чиновников разного ранга, просто горожан и сельчан будут участвовать в гуманитарной помощи, тем лучше. Для ребят это связь с домом, поддержка, с нашей стороны – понимание, как они там, что нужно, чем помочь. А для людей вокруг – формирование мнения о Горном Алтае. Не только бойцы удивляются нашему неиссякаемому гуманитарному потоку, но и местные, бывает, спрашивают, что это за республика такая, что так поддерживает земляков. Многие хотят здесь побывать, как появится такая возможность.

Цели, ценности, задачи…

…Никогда не сталкивался лично ни с Олегом Леонидовичем, ни с Артуром Павловичем, ни с Владимиром Владимировичем (Хорохординым, Кохоевым, Полетаевым. – Прим. ред.), но им, а также Роману Птицыну, Михаилу Грудинину, Александру Филиппову, многим-многим другим я очень благодарен. Все они едут с реальной помощью и поддержкой. Руководители по возвращении еще решают вопросы, которые ребята там задают.

…Хочу орехов отвезти. Помните историю про хохлушку и семечки? Так вот, в пику таким выходкам я хочу, чтобы у них там кедры выросли. И прадеду своему на могилу увезу кедры. Посажу. (О том, как Иван, приехав с посылками для наших ребят в Луганскую область, посетил могилу своего прадеда солдата Великий Отечественной войны Сергея Кузьмича Зорина, мы писали в номере от 1 января этого года.)

…Часто спрашивают о страхе. У меня его как такового не было. Возможно, в первый раз за те полторы недели, что пробыл там, не возникло четкого понимания опасности. Потом осознаешь. Ощущения, конечно, неприятные, но страх перекрывается злостью и неким задором, агрессией или бездумным весельем. Но я же не на передовой воюю. Там у людей, конечно, совсем другие ощущения. Кто-то идет вперед и уничтожает источник страха, а кто-то обмякает. У него «химия» другая, он не может иначе.

…Есть у них отец Федор, полковой священник. Ему бутерброд со словами: «К Богу поближе», а он шутит: «Если что, бесплатно отпою». «Может, лучше обвенчаешь?» – отвечают ребята.
…Из мирной жизни сложно вырваться, но попадаешь в определенную обстановку и быстро привыкаешь. Там другие ценности, цели, задачи. Когда возвращаешься, нужно снова переключить мозг. Во второй раз адаптация проходит быстрее, обратная по возвращении – еще быстрее, а потом уже вовсе думаешь параллельно о делах в мирной жизни и о том, что там, на передовой.

Например: купить кресла для кинозала на теплоход, глушители – для СВК М один и для калаша два, каски, бронники, такой-то тепловизионный прицел, заказать краску для «Пионера». Это идет параллельным строем. Тут ребята скинули координаты, где они сейчас, а вот здесь мы будем заливать фундамент. Но, когда едешь туда, настраиваешься целиком на ту реальность. Конкретно для себя я обозначаю ряд направлений, ряд людей и ряд четких задач – доехать, довезти, раздать, все остальное потом.

Галина МИРОНОВА

Фото из личного архива Ивана Южакова

Все самые последние новости в нашем телеграм канале

Отправь другу

spot_imgspot_img

Популярное

Другие статьи

Дети с ОВЗ посетили курорт Сбера «Манжерок»

Благотворительный день прошел на курорте Сбера «Манжерок» для детей...

В Горно-Алтайске сотрудники полиции и предприниматели организовали турнир по мини-футболу среди учебных заведений

В рамках профилактических операций «Твой выбор» и «Чистое поколение»,...

«Ростелеком» разработал цифрового консультанта для розничных магазинов

«Ростелеком» завершил разработку нового сервиса «Цифровой консультант» для ритейл-индустрии....

Женщина в русском селенье

Зоя Викторовна Жданова в Чойском районе человек известный, можно...